Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
Для Вас созданы максимально комфортные условия
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
Процесс реабилитации тщательно документируется
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

Я готовилась к операции по поводу артроза тазобедренного сустава. Однако, приняв за год 40 сеансов СРТ, я перестала хромать, и боль прошла. Спасибо вам за это счастье! Ведь правильно говорят, что лучшая из операций та, которую тебе не сделали.

Ю.Р., 46 лет, г. Харьков (Украина), 2012.

Подробнее…

13. Крайняя степень кифоза – «человек‑гора»

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. Эдвард Ш., 1966 г.р.

Род занятий. Экономист.

Место проживания. Венгрия, г. Веспрем.

Период наблюдения. 1991–1998 гг.

Жалобы. В 16‑летнем возрасте перенес травму позвоночника, и вся его спина превратилась в огромный горб. Испытывает постоянные боли во всем позвоночнике, очень болят шея и плечи. Общая слабость, приступы головокружения, сильные рвущие боли в тазобедренных суставах и крестце.

Лечение в медицинских учреждениях. С 17‑летнего возраста состоит на диспансерном учете по поводу кифосколиоза. Многократно принимал курсы лечения стационарно и амбулаторно. Постоянно ездил на воды, принимал физиопроцедуры, усиленно занимался лечебной физкультурой. Эдвард консультировался и лечился у многих знаменитых ортопедов и костоправов в разных странах, но его горб неуклонно увеличивался.

Первичная СРТ‑диагностика. Кифоз пациента не поддавался описанию. Соответственно глубоки и лордозы шейного и поясничного отделов, которые образовались в ходе адаптации и самоорганизации системы ОДА в ответ на резко прогрессирующий деструктивный процесс. Лордозы столь глубоки, что в экстремальных точках остистые отростки позвонков не прощупываются. Ощущение такое, что рука попадает в бездонные ямы, наполненные жесткой резиной. Эти «резиновые» слои образовались из сокращенных, а затем органически перерожденных мышц, которые с силой притянули и прижали к горбу голову и таз. Руки, ноги, таз дистрофичны, тонки и малозаметны на фоне огромной «горы» – депозитарной гиперструктуры, в которую превратилась спина.

Когда Эдвард лежит на животе, то кажется, что лежит большая черепаха с огромным круглым панцирем, из‑под которого слегка видны маленькие голова, таз, руки и ноги. На фигуру человека это мало похоже. Пока мы работали с этим пациентом, то между собой называли его «человек‑гора». Позвонки, ребра, лопатки, втиснутые в депозитарную гиперструктуру, очень слабые, тоненькие, «пластмассовые». Перерожденные мышцы, наоборот, толстые, вздувшиеся и твердые, как камень. Они сдавили и выгнули дугой позвоночник, преградили своей массой дорогу крови ко всем другим частям тела, внутренним органам. Поэтому и таз, и руки, и ноги были «сухими», «безжизненными», совершенно без мышц, вернее, от них остался только тоненький слой, который прирос и к коже, и к нижележащим костям.

Несмотря на свое плачевное состояние, Эдвард вел себя независимо, гордо и вызывающе заявил с порога, что лечился у многих знаменитостей, которые ему не помогли, но деньги брали. Он был уверен, что и мы ему не поможем, но решил для себя все‑таки обойти всех без исключения специалистов, чтобы попробовать на всякий случай все су­ществующие методы. Далее он поставил ультиматум, что, хотя он и располагает большими денежными средствами, но платить нам не будет до тех пор, пока не получит результат.

Мы уже упоминали в примерах №1 и №12, что люди со значительными телесными дефектами вследствие общесистемных нарушений кровообращения и иннервации, вызванных органическими изменениями в элементах ОДА, отличаются неадекватным поведением, плохим характером и могут иметь отклонения в психике, в моральном и умственном статусах. Мы писали, что не случайно народная мудрость награждает отрицательных сказочных персонажей горбами, хромотой, косоглазием и другими аномалиями. В случае с Эдвардом деградация его мозга была вполне вероятной. Это могло произойти из‑за недостатка питания его структур, ведь горб служил преградой и для мозгового кровообращения, и для нормального прохождения спинномозговой жидкости, а также затруднял дыхание, что приводило к постоянному недостатку кислорода в крови, что также отрицательно сказывалось на мозговой деятельности.

Мы сделали вид, что не замечаем неадекватности его поведения (ведь, вместо того, чтобы просто вежливо попросить помочь, он одновременно и просил, и угрожал, и это было не логично) и взялись за этот почти безнадежный случай из жалости к такому больному человеку, ведь мы знали, что ему, кроме нас, никто не поможет.

Комментарии. Эдвард от природы был высокого роста. По‑види­мому, когда произошла травма, он уже был достаточно высок, но период роста был еще не закончен (16 лет), и поэтому деформация получила такое прогрессирующее продолжение. Обычно у взрослых людей, когда скелет полностью сформировался и больше не растет, травмы позвоночника, безусловно, являясь опасной для жизни и здоровья патологией, тем не менее, не приводят к искривлениям высоких степеней, как это типично для детей, вынужденных расти и искривляться одновременно. Академическая медицина имеет много версий относительно причин образования искривлений позвоночника в детском возрасте. Мы же, благодаря длительной практике, знаем, что каковы бы ни были причины, патологический процесс в любом случае развивается по одному и тому же сценарию (механизму), следующему из теории системной деструкции ОДА (см. пункт 3.1.1).

Любое отклонение от правильного анатомического статуса любого элемента ОДА запускает универсальный процесс разрушения его сис­темной организации, заключающийся во взаимообусловленных смещениях в пространстве пассивных анатомических единиц (костей, связок и т.д.) и в изменении тонуса его активных единиц (мышц). С течением времени эти изменения в силу механизма самоорганизации, включаемого системой управления с целью минимизации энергозатрат, переходят в органическую фиксацию, в необратимое силами самого организма перерождение тканей и элементов ОДА. Этот патологический процесс всегда охвачен положительной обратной связью и развивается по типу пожара: чем больше предметов горит – тем сильнее пламя, чем сильнее пламя – тем большее число предметов им охватывается. Если у 5‑летнего ребенка определяется лишь очень малое отклонение позвоночника, небольшие смещения таза, тазобедренных суставов, грудной клетки, лопаток, имеется небольшое органическое перерождение мышц, то у 12‑летнего ребенка этот разрушительный процесс, брошенный на самотек, длящийся и набирающий силу все эти годы, приводит уже к полному перерождению человека в инвалида, он остается маленького роста и с реберным горбом.

Следует сказать, что практически никогда не удается заметить самое первое отклонение от правильного анатомического статуса ОДА. Почему? Потому что в ответ на него сразу же следует нарушение устойчивости ОДА и системный ответ – компенсирующие изменения во всем аппарате – организованный и контролируемый системой управления (СУ) ОДА процесс с целью поддержания устойчивости тела в пространстве. То есть одновременно возникает комплекс нарушений во всем ОДА, и далеко не всегда понятно, какое из них было первым. Поэтому, когда бы мы ни начали диагностику, уже имеется комплекс смещений и органических изменений, и трудно сказать, с чего все началось: с позвоночника или, может быть, таза, или грудной клетки. Это происходит потому, что все эти и все другие элементы в процессе достижения цели системы ОДА – устойчивости тела в пространстве – равноценны. Далее, раз эти изменения стойки, то уже имеются органические изменения и в мышцах, и в фасциях, и в сухожилиях, и в связках, и в костях, но вначале не во всех, а только в тех, что занимают неправильную анатомическую позицию в новом устойчивом, но уже патологическом положении. Затем в процессе системной деструкции эти изменения распространяются и на другие элементы ОДА.

Мы употребили выражение «брошенный на самотек разрушительный процесс». Да, он брошен на самотек, поскольку нигде в медицинской науке и практике не говорится, как нужно лечить органические изменения в элементах ОДА, когда они уже необратимы силами самого организма. Разве это может сделать корсет или ЛФК? Или есть такой препарат, который способен обратить вспять дегенеративно‑дистрофические изменения всех вовлеченных в деформацию элементов? Сейчас в качестве панацеи от всех заболеваний ОДА мировая медицина выдвигает общеукрепляющую и лечебную физкультуру. «Укрепляйте мышцы!» – призывает каждая вторая, если не первая книга, посвященная тем или иным проблемам лечения патологии ОДА. Очень полезный совет, но только в качестве профилактического средства у здоровых людей. А если даже у трехлетних детей уже имеются органические изменения в элементах ОДА и, прежде всего, в мышцах, а если у всех людей к моменту появления у них жалоб на боль в спине перерождено практически все тело, когда уже нет мышц, а есть их «склеенные», «спрессованные» конгломераты – депозитарные структуры и гиперструктуры, в которых механические усилия и их передача при любом движении, в том числе и при физичес­ком упражнении, являются уже нестандартными? Такие упражнения будут создавать смещающие неанатомические усилия на больной позвоночник. И кто знает, сколько вреда принесла детям, больным сколиозом, эта бездумная декларативная идея укрепления мышц, сколько межпозвонковых грыж на счету у этой «панацеи»?

Хочется обратиться к апологетам данной идеи. Обратите органичес­кие изменения мышц, костей, связок, сухожилий, фасций, которые всегда сопровождают любое длящееся во времени отклонение анатомического статуса ОДА от эталона. Ликвидируйте смещения его элементов от правильного анатомического положения. А затем уже укрепляйте возрожденные мышцы. Сделайте их сначала здоровыми! Но даже и тогда не переусердствуйте в тренировках, так как мышцы с остаточным напряжением от чрезмерных нагрузок будут опять переведены СУ ОДА в состояние органического перерождения, что и происходит сплошь и рядом. «За что боролись, на то и напоролись!» – гласит известная пословица, и это в полной мере относится к ЛФК, применяемой сейчас с широким размахом. Следует сказать, что ее популярность отчасти происходит от желания некоторых специалистов снять с себя ответственность за неумение лечить патологию ОДА, мол, сами виноваты, что больны, – ленитесь заниматься физкультурой.

Парадоксально то, что те же врачи‑ортопеды и травматологи очень хорошо знают свойство организма быстро фиксировать неправильное состояние элементов ОДА органическими изменениями при травмах, знают, что к лечению травм (переломов, вывихов, растяжений связок) нужно приступать немедленно. Но это все тот же ОДА, он ведет себя одинаково и в случае острой травмы, и в случае нерезкого отклонения от правильного анатомического статуса, от эталонного своего положения. Именно поэтому нужно точно так же быстро, как и при травме, находить в теле человека пространственные смещения элементов и закрепляющие их органические изменения и так же быстро устранять их. Да, это трудно сделать практически, ввиду того что каждый человек в процессе труда и вообще жизни постоянно накапливает отклонения от правильного анатомического статуса. Поэтому мы и разработали свою технологию – системную реконструктивную терапию, которая позволяет распознавать и ликвидировать эти отклонения в отсроченные периоды времени. Но нужно четко представлять, что, чем раньше она будет применена, тем лучше для человека и тем быстрее может быть восстановлен правильный анатомический статус ОДА. Поэтому профилактическое применение СРТ очень эффективно для предупреждения тяжелых патологий ОДА. И если периодически, хотя бы один раз в полгода проводить профилактические сеансы СРТ детям, то ни сколиоза, ни кифоза никогда у них не будет. Восстановление ОДА трехлетнего ребенка происходит в течение иногда даже одного сеанса СРТ, но если бросить развитие системной деструкции на самотек, что, повторяем, всегда и происходит, то человек может получить в скором времени реберный горб, и он останется на всю жизнь.

Как развиваются события в таком случае? Немного отклонился позвоночник, и сразу же в ОДА возникли, пусть небольшие, но неправильные, неанатомические нагрузки. ОДА стал терять устойчивость, и чтобы ее сохранить, происходит подвижка таза, тазобедренных суставов, грудной клетки. Все связанные с ними мышцы сразу изменяют свой тонус: одни чрезмерно напрягаются, другие – расслабляются. СУ ОДА отслеживает такой режим функционирования мышц (основных потребителей энергии организма) и с целью ее экономии фиксирует их в этом положении органическим перерождением (при этом необходимые усилия создаются уже без мышечного напряжения), и тем самым закрепляет новое устойчивое положение.

Теперь это положение будет сохраняться, а под действием положительной обратной связи в механизме системной деструкции и неуклонно ухудшаться до тех пор, пока в системе не произойдет новое отклонение. А у детей оно быстро наступает в связи с продолжающимся ростом элементов ОДА. Вследствие системной деструкции рост различных элементов происходит с разной скоростью: еще непораженные элементы растут нормально, а пораженные – замедленно, так как они претерпевают дегенеративно‑дистрофические изменения. Это ведет к общесистемному нарушению пропорций в размерах элементов и к их неправильному пространственному положению в конструкции ОДА, а это вызывает новые неанатомические нагрузки во всей системе ОДА.

Параллельно идет процесс органического перерождения мышц, образование депозитарных структур и гиперструктур, также создающих новые неанатомические нагрузки, вносящие свою лепту в процесс системной деструкции. Неанатомические нагрузки шаг за шагом гнут позвоночник, выкручивают грудную клетку, таз. Однако система управления на любом витке системного деструктивного процесса контролирует положение и пытается сохранить устойчивость ОДА и другие его функциональные способности. Именно благодаря адаптации и самоорганизации сис­темы ОДА, большинство искривлений позвоночника все‑таки стабилизируются на 1–2‑й степени, а дети с 3‑й и 4‑й степенями все‑таки живут, могут двигаться и работать. Наверное, это и позволило американским ученым сделать выводы о том, что качество жизни человека не очень страдает от искривлений позвоночника [148]. Конечно, когда все население планеты имеет развернутый деструктивный процесс в ОДА и почти все страдают от «болей в спине», причем множество детей имеет искривления позвоночника разных степеней, то качество жизни у разных людей не сильно различается – оно у всех одинаково плохое.

Реабилитация. Теперь вернемся к нашему пациенту. Когда ОДА искривляется с детства, патология формируется постепенно и медленно. СУ ОДА переформировывает костно‑мышечную систему и в большинстве случаев сглаживает, усредняет отклонения ее элементов. У Эдварда же, нормального до 16‑ти лет юноши, после травмы при продолжавшемся росте деформация пошла резко и грубо. В таких условиях СУ ОДА нашла решение сохранить устойчивость путем сворачивания всей спины в единый огромный круглый «черепаший панцирь».

Это был очень тяжелый и опасный вид деформации. Во‑первых, сильно страдали сердце и легкие; во‑вторых, в глубине лордозов развивалась такая деформация позвоночника, которая неминуемо закончилась бы для Эдварда или инсультом, или параличом, не говоря уже об их предвестниках – межпозвонковых грыжах. Пациенту было всего 25 лет, и неизвестно, сколько бы он прожил, если бы его не спасла СРТ. Как молодой человек, он переживал по поводу своего внешнего вида, а мы, когда его увидели, испугались за его жизнь.

Если медицина утверждает, что лечит сколиозы корсетами, лечебной физкультурой, то относительно кифозов она прямо заявляет, что они неизлечимы. Но для СРТ кифоз – проблема ничем не большая, чем сколиоз или любая другая деформация ОДА. Через 7 сеансов СРТ Эдвард пришел к нам и торжественно вручил чек об оплате этих сеансов, потому что горб к этому времени уменьшился наполовину. Обычно молчаливый и мрачный, он стал разговорчивым и сообщил, что при встрече с ним все соседи и сослуживцы удивляются чудесным переменам, которые с ним происходят, и он замечал, как они шепчутся за его спиной. Эдвард был терпелив и регулярно посещал наш кабинет в течение нескольких лет, так как много времени и труда ушло на ликвидацию дегенеративно‑дис­трофических изменений в шейном и поясничном отделах позвоночника, именно там нам пришлось приложить много сил и умения, именно там таилась главная опасность. И пока не нормализовались лордозы, приостановилось и выравнивание кифоза.

Через 50 регулярных сеансов СРТ (1 раз в неделю) горба не стало, но, конечно, фигура еще не была идеальной, ведь у пациента, строго говоря, был все‑таки кифосколиоз, поэтому долгое время сохранялась разная высота плеч. Эдвард же хотел выглядеть безупречно, поэтому посещал нас еще долгое время, приходя 1 раз в месяц. Потом перешел на 1 посещение в полгода, а потом он стал стройным и красивым мужчиной и больше не приходит.

Однажды он был на сеансе, когда к нам в кабинет пришел корреспондент местной газеты. Эдвард стал сам просить написать о том, как он избавился от горба и какое это счастье, раздеться на пляже и не отличаться от других людей. «Я постоянно ходил от врача к врачу, я искал, я верил, что найдется специалист, который меня вылечит». Очень эрудированный в области экономики, односторонне умный человек (и это тоже типично при подобной патологии ОДА), так и не осознал, что, если в медицинской науке нет теории, объясняющей процесс развития патологических искривлений, то не будет и специалистов в этой сфере, которые практически эти искривления ликвидируют, о чем мы ему неоднократно говорили в ответ на его вопрос: «Почему меня никто не вылечил раньше?» Его систематические поиски знаменитостей были с самого начала обречены на неудачу, не попади он случайно в наш кабинет.

Несмотря на то, что Эдвард говорил о нашей работе взахлеб и в превосходной степени, тем не менее, он попросил корреспондента изменить его настоящее имя, и оно было изменено и в статье, которая появилась в газете «Veszpremi 7 nap» 5 мая 1995 г., и в этом примере.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров