Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
Для Вас созданы максимально комфортные условия
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира
Процесс реабилитации тщательно документируется

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

У меня сколиоз 4-й степени с большим реберным горбом всю жизнь. Были постоянные боли в спине при ходьбе. было тяжело ходить, лицо все время смотрело в землю, что еще больше угнетало. После первого же сеанса СРТ я почувствовал легкость в теле, стало удобнее идти, голова стала ровно и ничего не болит!

К.Т., 68 лет, г. Москва (Россия), 2013.

18. Множественные межпозвонковые грыжи, приведшие к ограничению двигательной функции опорно-двигательного аппарата

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. Хулио Р., 1954 г.р.

Род занятий. Фермер.

Место проживания. Аргентина, г. Ла‑Плата.

Период наблюдения. 2002 г.

Жалобы. Боли в пояснице. Сначала они были только при нагрузке, затем стали постоянными, ноющими, усиливающимися при движении. Вскорости во время наклона его внезапно пронзила очень острая боль, после которой он так и не выпрямился до конца. Теперь Х.Р. не может стоять ровно, позвоночник у него сколиозирован, его подвижность утрачена, при кашле и чихании боль еще более усиливается. Наблюдается слабость в нижних конечностях, онемение правой ступни. Х.Р. постоянно принимает сильные анальгетики, однако это не увеличивает объем движений и не подавляет боль до конца.

Лечение в медицинских учреждениях. Х.Р. лечился в госпитале. При обследовании (компьютерная томография) обнаружен пролапс диска на уровне L4–L5. Была предложена операция, от которой пациент отказался, из‑за того что там же в отделении госпиталя видел больных с тяжелыми последствиями после подобных операций. В стационаре принимал медикаментозное лечение, физиотерапевтические процедуры, массаж, мануальную терапию, но эффекта не получил, двигательная функция не восстановилась, сила боли осталась прежней. Х.Р. без посторонней помощи двигаться не может, живет на обезболивающих инъекциях. Болезнь длится уже 6 месяцев. Дополнительно имеется аритмия сердца, гипертония, артериальное давление – 190/100. Отклонения в сердечно-сосудистой сис­теме начались одновременно с основным заболеванием.

Первичная СРТ‑диагностика. К нам на прием Х.Р. внесли родственники. Правая нога не действует и удерживается в согнутом состоянии. Поясничный лордоз отсутствует, наблюдается сильный отек мышц всего тела. Мышцы частично атрофированы. Наклоняться не может из‑за сильной боли. При пальпации поясничного отдела позвоночника появляется резкая боль, иррадиирующая в больную ногу. На томограмме, кроме грыжи диска L4–L5, видны еще две грыжи L2–L3, L5–S1, но в описании о них не сказано, поскольку они значительно меньше основной, закрывающей одну треть просвета позвоночного канала. Наблюдается смещение грудной клетки, ребер, таза, тазобедренных суставов.

Реабилитация. Первый сеанс СРТ проводился в положении сидя, пациент лечь не смог. Мы начали снимать отек и слегка повернули грудную клетку и таз в правильном направлении. Х.Р. сразу же выпрямил ногу и начал на нее опираться, но идти самостоятельно еще не смог, хотя боль почти исчезла. Через неделю он вошел в кабинет самостоятельно. На втором сеансе процедуры проводились уже в положении лежа, и нам удалось репозиционированием грудной клетки и таза добиться значительного уменьшения действующих на позвоночник неанатомических нагрузок. Такая возможность появилась вследствие дезинтеграции депозитарной гиперструктуры в районе спины и таза.

Несмотря на тяжесть неврологической симптоматики, пациент восстановился очень быстро. На 7‑м сеансе, он заявил, что чувствует себя здоровым, после 9‑го он уже приступил к работе, стал заниматься хозяйством и, по его словам, уже смог пешком обходить наиболее важные участки работ и отдавать нужные распоряжения, стал вникать в нужды своей фермы, так как до этого из‑за сильной боли ему было все безразлично. Поскольку его земли занимают 2000 га, он ежедневно объезжает их на машине и свободно управляет ею, хотя до проведения СРТ это было совершенно невозможно из‑за слабости и онемения правой ноги.

Одновременно с поясничным, мы работали также с шейным и грудным отделами позвоночника. В этом районе нами была обнаружена сплошная депозитарная гиперструктура, охватывавшая шею, обе руки и весь плечевой пояс. Очевидно, там тоже были грыжи, так как при первичном осмотре попытка прощупать позвонки этих отделов приводила к резкому сокращению мышц правой руки, подъему артериального давления, появлялась резкая боль, распространявшаяся на весь позвоночник. Когда указанная депозитарная гиперструктура распалась, давление нормализовалось, исчезла также аритмия, боли в позвоночнике прекратились.

Комментарии. Случай Х.Р. интересен быстрым улучшением состояния ОДА, ведь за два месяца бесследно исчезли симптомы тяжелого поражения нервной системы. Вообще в Аргентине, да и в других государствах Южной Америки пациенты восстанавливались, можно сказать, с молниеносной быстротой. Мы объясняем это экологической чистотой окружающей среды по сравнению с густо населенной Европой.

Именно там у нас было несколько случаев восстановления после параличей. Однажды это случилось с молодой индианкой, которая пролежала месяц в полной неподвижности. Был и другой случай – с 70‑летней женщиной. Она встала с инвалидной коляски, в которой провела 9 лет. Эти случаи мы не выделяем в качестве самостоятельных примеров, чтобы не обнадеживать подобных больных, поскольку мы не смогли из‑за недостатка времени наблюдать этих пациентов в отдаленном периоде после восстановления двигательных функций. И самое главное, у нас нет достаточно обоснованной теории для объяснения этих фактов. Но раз они имели место, мы тоже не имеем права обойти их молчанием.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров