Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность
Для Вас созданы максимально комфортные условия
Процесс реабилитации тщательно документируется
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

Хочется, чтобы ваши руки вечно были в теле, чтобы вы их никогда не отнимали.

М.С., 44 года, г. Харьков (Украина), 2000.

3. Ранняя (с детства) генерализация системной деструкции опорно-двигательного аппарата, приведшая к множественным межпозвонковым грыжам, включая грыжу Шморля

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. Имре М., 1957 г.р.

Род занятий. Инженер.

Место проживания. Венгрия, г. Балатоналмади.

Период наблюдения. 2003–2011 гг.

Жалобы. Постоянные боли в пояснице, немеют ноги. Не может сохранять одну и ту же позу более десяти минут: если сидит – должен встать, и наоборот, если идет – должен либо сесть, либо лечь. Лежать на животе не может уже 17 лет. Спит только на спине с поднятыми ногами, часто просыпается, из‑за того что и ночью требуется смена поз. Несмотря на хороший аппетит и достаточное питание, худой, изможденный, темные круги под глазами. Имеет очень высокий рост.

Лечение в медицинских учреждениях. Лечился амбулаторно, ездил на термальные источники. Обследовался в 1986 г. Рентген показал снижение высоты межпозвонковых дисков в поясничном отделе. В настоящее время компьютерную томографию делать отказывается, говорит, что в любом случае на операцию не согласится, так как в результате неудачной операции на позвоночнике парализовало его брата. Пьет обезболивающие средства, принял много курсов физиотерапевтических процедур различных видов, в том числе, и несколько курсов мануальной терапии.

Первичная СРТ‑диагностика. Мышцы тонкие, «высохшие», приросшие к костям. Все тело – единая депозитарная гиперструктура. К пояснице притронуться не дает, потому что возникает острая боль, отдающая в спину и ногу. Наклоны туловища резко ограничены во всех плоскостях. Явно выраженный сколиоз 2‑й степени. Грудная клетка сплюснута и смещена с поворотом по часовой стрелке, таз тоже повернут, но в противоположном направлении – против часовой стрелки вокруг вертикальной оси. Шея неестественно изогнута, голова стоит боком.

Мы попросили Имре М. все‑таки сделать компьютерную томографию. Он спросил: «А если там грыжа, вы не будете меня больше принимать?» Мы его успокоили, принимать все равно будем, поскольку имели дело с патологией и потяжелее, чем у него, а еще потому, что знаем: кроме нас, ему никто не поможет.

Реабилитация и комментарии. Понимая, что к нам пришел исстрадавшийся человек с истощенной нервной системой, и желая его успокоить, мы прочитали ему целую лекцию о том, как мы работаем. Во‑первых, мы сказали, что межпозвонковая грыжа там есть наверняка и похоже, что не одна. За много лет работы у нас выработана такая тактильная чувствительность рук, что улавливает малейшие оттенки реакции тканей на наши прикосновения. А реакция его тела не просто говорит, а кричит нам о том, что мы имеем дело с межпозвонковой грыжей. Во‑вторых, о серьезности положения свидетельствует степень нарушения анатомического статуса всего ОДА, а она такова, что Имре М. уже давно находится на грани парализации.

Когда мы только начинали работать и не было такого точного диагностического оборудования (КТ, МРТ), как сейчас, мы заменили их своими руками и пользуемся ими до сих пор, поскольку и сейчас еще нет таких устройств, чтобы в процессе коррекции видеть во всех проекциях не только один отдел позвоночника, а весь позвоночник целиком. Нам же нужно еще больше: видеть весь ОДА человека, и не только состояние его костного скелета, но и всех других тканей: мышц, фасций, сухожилий, связок, хрящей. И не просто видеть, но и наблюдать изменения в них в реальном масштабе времени. Не стоит надеяться и на то, что такие приборы появятся в обозримом будущем. Но если бы они и сущес­твовали, то все равно они принесли бы мало пользы, так как у медицины нет методов все­охватывающей коррекции системных нарушений ОДА, а значит, нет и специалистов, которые ими бы владели.

У нас же такие методы есть: своя диагностика, своя теория, объясняющая, как возникает системная патология – теория сис­темной деструкции ОДА, и своя технология противодействия ей – сис­темная реконструктивная терапия, позволяющая восстанавливать сразу все тело человека, системно. Методы СРТ безопасны, точны и безболезненны, только легкие прикосновения, более щадящие ткани, чем даже классический массаж, не говоря уже о других техниках мануальных воздейст­вий, которые никогда с этими нарушениями не справляются, потому что не обладают свойством селективности (избирательности), не действуют системно на весь ОДА и не способны обращать органические изменения в его тканях.

Но компьютерную томографию Имре М. мы все‑таки рекомендовали сделать хотя бы для того, чтобы он узнал, отчего ему так плохо все эти годы. Мы сказали ему, что, конечно, устраним, по возможности, все последствия грыжи межпозвонкового диска, снимем боли, улучшим анатомический статус ОДА, чтобы в дальнейшем подобное не повторилось. Но надо убедиться, что нет секвестров диска, которые могут травмировать нервные корешки, сосуды, а также продвинуться в позвоночном канале в непредсказуемом направлении и вызвать компрессию спинного мозга, нарушить его кровоснабжение, вызвать воспаление его оболочек. Поскольку Имре М. болеет уже давно не помешало бы провести противовоспалительную и рассасывающую терапию. Для этого ему придется обратиться к невропатологу, и без компьютерной томографии не обойтись.

Имре М. сделал исследование. Оно показало, что у него две обычные межпозвонковых грыжи в пояснице и там же одна грыжа Шморля. Грыжа Шморля – это грыжа, проникающая не в сторону, а вверх или вниз, в губчатую ткань тела позвонка. Это говорит о дегенеративном процессе (деструкции) не только в самих дисках, но и в телах позвонков.

Трудности реабилитации Имре М. заключались в очень глубоком органическом перерождении всех тканей, входящих в депозитарную гиперструктуру, которая охватывала все тело этого человека. Имре М., инженер по профессии, видя, сколько внимания ему уделяют на каждом из сеансов СРТ, и, несмотря на это, не чувствуя облегчения даже после 10‑го из них (он получал один сеанс в неделю), стал расспрашивать, что же такое произошло с его телом. Почему у других пациентов, с виду, более больных (некоторых приносили к нам на руках) боли исчезали после 3–5-и сеансов, а у него все как будто застыло? «Почему нет прогресса? – спросил он нас. – Я ведь такой худой, со мной работать должно быть легче, чем с теми, у кого масса под 100 кг».

Мы, наконец, поняли, почему врачи, к которым он раньше обращался, пообщавшись с ним некоторое время, советовали ему обратиться к невропатологу или психиатру и всерьез утверждали (и это он от нас не скрыл), что у него могут быть сильные боли на нервной почве (а про себя, очевидно, считали – на психической). Однако мы, хорошо зная уровень теоретических исследований современной ортопедии, которая не в силах объяснить целый ряд нарушений ОДА, и которая, вместо диагноза, пользуется лишь симптомом «боль» (боль в спине, шее, пояснице), совершенно не удивлялись ни вопросам Имре М., ни его поведению. Этот человек привык иметь дело с точными механизмами и расчетами, где ему все было ясно и понятно. Когда медицина ему не помогла, он почему-то решил, что сможет помочь себе сам. С этой целью он стал изучать специальную медицинскую литературу и расспрашивать врачей. Он расспрашивал и нас с пристрас­тием, которое вполне объяснимо в его бедственном положении. В отличие от ортопедов, нам было, что ему ответить, мы смогли объяснить, что произошло с его ОДА, не привлекая теории о роли психики в болевой симптоматике, ведь реальная органичес­кая патология была налицо, вернее, в теле. Для нас она была видима, еще лучше осязаема и предельно ясна.

Мы объяснили ему, что ОДА – это система взаимосвязанных элементов, цель которой – поддерживать устойчивость нашего тела в пространстве. ОДА управляет его система управления, и управление это целенаправленно и в высшей степени совершенно, ведь человек сущест­вует десятки тысяч лет, двигается и выживает без вмешательства медицины. Мы сказали ему, что человек изучен лишь в очень малой степени, и это его очень удивило. Никто не знает, как работает подсознание: ни сам человек, ни врачи, ни представители других наук. Именно на подсознательном уровне система управления (СУ) ОДА следит за устойчивостью тела в пространстве и поддерживает это состояние постоянным небольшим сокращением мускулатуры, не зависящим от воли человека, называемым мышечным тонусом.

– Имре, мы Вам хотим предложить уравновесить одну простенькую конструкцию. Возьмите два карандаша, поставьте их вертикально на стол на небольшом расстоянии друг от друга, положите на них большую монету, на нее по центру поставьте еще один карандаш, на него положите еще одну монету, а сверху – шарик. Напоминает фигурку человека? Напоминает, только намного проще, поскольку здесь всего 6 элементов, а у человека 206 костей. Даже если стол будет абсолютно горизонтальным, а все эти предметы будут идеально правильной формы, вы уравновесите ее?

– Думаю, что я бы этого сделать не смог. Разве что это все склеить между собой.

– Хорошо. А если вдруг подует ветерок?

– Фигурка сразу же упадет.

– Теперь Вам понятна сложность задачи, которую постоянно решает СУ ОДА, уравновешивая 206 костей с их сочленениями. Для выполнения этой задачи вся эта конструкция окутана соединенными с костями мышцами, их около 700. Контролируя положение этой конструкции с помощью огромного количества датчиков положения (нервов) с участием вестибулярного аппарата мозг через двигательные нервы, выходящие из вашего многострадального позвоночника, посылает сигналы всем 700‑м мышцам, регулирует их тонус (сокращение) таким образом, чтобы вы не падали и оставались устойчивым. И все эти 3000 элементов ОДА (206 костей + 700 мышц + около 2000 фасций, сухожилий, связок, хрящей) не просто устойчиво стоят на двух опорах (ногах), хотя и это – сложнейшая задача, а могут в любой момент сорваться с места, побежать, прыгнуть, сесть, встать на носок одой ноги, пуститься в пляс, поднять тяжелый предмет и нести его длительное время. Правда, Имре, Вы никогда не думали о том, что все это Вам обеспечивает самая совершенная система управления и ваш изумительный опорно‑двигательный аппарат?

– Вы знаете, мне даже никогда это не приходило в голову, а оказывается, все так сложно.

– А Вам и не надо задумываться, ведь ОДА – это биомеханическая самоорганизующаяся система, которая работает всю жизнь без вмешательства сознания.

– Но зачем тогда вы мне все это объясняете?

– Чтобы Вы поняли, насколько это бесценное устройство и что оно должно быть дороже для Вас, чем все то, вместо чего Вы его используете: подъемного крана, грузовика, трактора, экскаватора. Вы, как инженер, должны понимать, что прежде, чем изготовить эти искусственные механические устройства, выполняется их проектирование. При этом, прежде всего, определяется их предназначение и предельная величина механической нагрузки, которую должна выдерживать та или иная машина. А исходя из нее, рассчитывается уже вся конструкция, выбираются материалы, из которых будут изготовлены ее детали, строго определяются условия эксплуатации машины, сроки технических обслуживаний, плановых и капитальных ремонтов и вообще срок ее службы. Например, если грузоподъемность грузовика – 10 тонн, а вы им будете возить по 15 тонн груза, то, во‑первых, он может сломаться сразу, а, во‑вторых, если это и не произойдет, то вскорости ему потребуется капитальный ремонт.

– Значит, вы хотите сказать, что я должен знать, на какие нагрузки рассчитан мой ОДА и, чтобы он и дальше работал, «саморемонтировался» моим организмом под руководством системы управления и без вмешательства моего сознания и медицины, я должен его правильно эксплуатировать?

– Вы совершенно правильно поняли направление, в котором мы Вас ведем. А теперь подумайте, на какие нагрузки может быть рассчитано живое, хрупкое человеческое тело?

– Не могу сказать.

– Только на перенос себя в пространстве. Посмотрите на тела крупных позвоночных животных в природе: внутри своего вида все они визуально почти неразличимы, все львы, пантеры, слоны, антилопы. Они все живут вольно, напрягаются только во время охоты или в случае опасности, но зато потом они очень долго отдыхают. Например, известно, что львы спят в среднем по 20 часов в сутки. Все дикие лошади в табуне одинаковы. А посмотрите даже на элитных лошадей, предназначенных для соревнований. Они уже заметно различаются, хотя эксплуатируется их ОДА куда более щадяще, чем человеческое тело. На них не возят тяжести, их не запрягают в плуг, они не перетаскивают на себе мебель, не копают огород, они несут только седло с наездником или тянут легкую повозку с жокеем. Тренировки их строго дозированы, их правильно кормят, выгуливают, дают время для отдыха и вообще всячески холят. Но все же они «работают», бегут не по своей воле, напрягают мышцы на пределе своих возможностей, поэтому внешний вид их различен: одни более красивы и пропорциональны, другие – менее.

– И это те из них, ткани которых не выдерживают повышенной нагрузки?

– Да, это так.

– А как нужно жить, чтобы ОДА всегда был здоров? И как замечать, что с ним что‑то не в порядке? И какие меры должен я принимать, чтобы предупреждать его поломки и капитальный ремонт, которым, как я понимаю, вы сейчас занимаетесь?

– Это очень долго рассказывать. Вы согласны долго слушать?

– Согласен. Я очень хочу все знать.

– Тогда мы расскажем Вам, каков механизм и особенности патологии ОДА. Иными словами, как изнашивается и «ломается» наше тело. Чтобы знать, как лечить ту или иную болезнь, нужно знать, отчего она происходит, что поражает и как патологический процесс развивается во времени. Логично?

– Логично.

– Тогда начнем с самого начала. Мы будем рассматривать Ваше тело с того момента, когда оно еще полностью здорово, когда все 3000 элементов ОДА имеют правильную форму, состоят из здоровой ткани и образуют анатомически правильную пространственную конструкцию. Это все означает, что Ваш ОДА находится в эталонном состоянии или, другими словами, имеет правильный анатомический статус. Когда Вы – эталон, то все нагрузки, которые испытывают элементы Вашего ОДА, называются анатомическими, а тонус мускулатуры, который удерживает Ваше тело в устойчивом состоянии, является нормальным. Вы не забыли, что тонус – это сокращенное состояние мышц, и на это сокращение организм затрачивает энергию? Но энергия нужна организму не только, чтобы обеспечивать работу ОДА, ему еще нужно обеспечить ею сердце, чтобы оно постоянно билось, легкие, чтобы они постоянно дышали, органы пищеварения, чувств и т.д. А главное, чтобы работал «хозяин» организма – мозг, и на его работу тоже нужна энергия. Мышцы, когда они работают (сокращаются) потребляют очень много энергии, гораздо больше, чем все перечисленные выше органы и мозг, в том числе. Вот, даже когда Вы просто стоите и вроде никакой работы не совершаете, организм тратит немало энергии на поддержание нормального мышечного тонуса, иначе Вы просто не сможете стоять, а упадете грудой костей в то состояние, где Ваша потенциальная энергия будет минимальной, как та конструкция из карандашей и монет, которую мы Вам предлагали уравновесить.

Энергией всего организма распоряжается его система управления. Это система высшего уровня для СУ ОДА, как бы ее начальник. Она выделяет энергию для ОДА и предписывает СУ ОДА расходовать ее экономно. Энергия всегда ограничена, и поэтому экономия ее – закон выживания для всех живых существ. Кстати, отсюда и берет начало лень, которой мы подвержены, как и все другие организмы. Лень – это скрытая директива системы управления экономить энергию, древний инстинкт, ведь энергию организму поставляет пища, которую всегда было непросто добыть, непросто и сейчас. Несмотря на то, что магазины завалены продуктами, приобрести их можно только за деньги, а чтобы заработать их, нужно много трудиться, а значит – тратить энергию. Ведь так, Имре?

– Действительно так. Но мы, по‑моему, очень уклонились от темы.

– Нет, это Вам только кажется. Мы как раз там, где надо. Вы должны понять, что Ваше тело, прежде всего, – объект управления систем управления ОДА и организма, и только потом – объект медицины. Что человек и его ОДА, в частности, это сложные системы, и они имеют целевые установки. Что многие процессы в организме, в том числе и патологичес­кие, происходят не вследствие каких‑то причин, а ради какой‑то цели, которая не всегда ясна для сознания человека, но неукоснительно преследуется его подсознанием. Если с такой позиции подойти к изучению патологий организма, то часто можно легко понять, в чем заключается болезнь и как ее лечить. Но нужно правильно сформулировать проблему. Надо спрашивать, не почему протекает процесс, а с какой целью.

– Я что‑то совсем запутался.

– Это потому, что Вы нас перебили и не выслушали до конца. Вернемся к энергии. Почему все живые существа экономят энергию?

– Я затрудняюсь ответить.

– Потому что жизнь непредсказуема, потому что уже завтра может возникнуть ситуация, которая потребует всей энергии для спасения Вашей жизни. Вы можете тяжело заболеть, может произойти стихийное бедствие, пожар. Вы об этом не задумываетесь, но Ваша система управления, Ваше подсознание хранит опыт всей предшествующей эволюции и руководит Вашим сегодняшним днем, не забывая о возможности появления «черных дней» и обстоятельств.

– Теперь я понял.

– А вот жизненный пример, чтобы дать Вам расслабиться. Вам лично не встречались в жизни очень строгие, требовательные начальники, которые всегда недовольны своими подчиненными, как бы хорошо они ни работали? Такие, которые все время энергично выискивают только им видимые недостатки и без конца заставляют переделывать работу? В общем, начальники, которым никто и никогда не может угодить?

– Как же! У меня был такой начальник.

– Скажите, а что было, когда у него вдруг заболевала голова или зуб?

– На работе воцарялся мир и покой, и работа шла успешнее.

– Ну, вот Вам пример, когда у человека переизбыток энергии, и как мгновенно ее может поглотить «черный день» – болезнь. Вчера энергия была, а сегодня – уже нет. Вот для таких дней и экономит энергию сис­тема управления.

Теперь вернемся к Вашему ОДА, и Вы поймете, что мы затеяли весь этот разговор неспроста. Мы расскажем Вам, как СУ ОДА заботится о Вас, когда Вы перегружаете, ломаете, заставляете болеть свой опорно-двигательный аппарат. Вернемся к эталонному, правильному состоянию Вашей костно‑мышечной конструкции. Даже в состоянии покоя Ваш организм расходует энергию на поддержание нормального тонуса мускулатуры. Вы не забыли, что именно регуляцией тонуса достигается состояние устойчивости Вашего тела?

– Нет, не забыл.

– А кроме того, СУ ОДА отслеживает тонус мускулатуры с целью оценки Вашего двигательного режима. Вот, если Вы работаете физичес­ки, Ваши мышцы то сокращаются, то расслабляются. Если работа была Вам по силам, то после ее окончания Ваши мышцы приходят в норму и тонус остается нормальным. Если же Вы перегружаете мышцы, то даже на следующий день они не возвращаются к нормальному тонусу, остаются твердыми, болят.

– В них остается не удаленная организмом молочная кислота.

– А вот здесь Вы заблуждаетесь. Но это и понятно. Вы ведь часто принимали массаж, лечились на водах. Там Вы и наслушались о том, что в мышцах может накапливаться молочная кислота. Именно так объясняют явление твердости мышц некоторые несведущие массажисты и инструкторы ЛФК. Молочная кислота – один из конечных продуктов метаболизма углеводов в мышцах – очень быстро утилизируется организмом и надолго в них не задерживается. А вот остаточное сокращение после тяжелой физической нагрузки (как динамической, так и статической) может длиться очень долго. Вы водили машину, Имре? Вы же помните то напряжение в мышцах поясницы, ног, рук, шеи, которое Вы испытывали, если целый день находились за рулем? А Вы ведь не совершали особых усилий, просто удерживали тело путем напряжения мускулатуры в определенной статической рабочей позе. Так?

– Да, я помню это состояние, когда в конце дня с трудом расправляешь отекшие руки и ноги.

– Вот, вот. Запомните это слово «отекшие». А теперь слушайте. Если состояние остаточного сокращения долгое время остается постоянным, то есть повышенный тонус (гипертонус) не чередуется с нормальным, то СУ ОДА моментально замечает этот непорядок, а заключается он в повышенных энергозатратах мышц, находящихся в гипертонусе. Помните, что сокращение мышц требует очень много энергии? Так вот, такой режим работы мышц СУ ОДА «считает» недопустимым. Судите сами, если сокращение чередуется с расслаблением, то это нормально, а вот, если мышца постоянно несколько сокращена (из‑за того, что ежедневные многочасовые нагрузки не дают ей до конца восстановиться, прийти в нормальный тонус), то недопустимо постоянно расходовать энергию на поддержание гипертонуса мышцы. Но раз организму в этом месте нужно постоянно создавать некоторое усилие (система управления «считает», что нужно, так как оно там фактически постоянно присутствует), то с целью экономии энергии СУ ОДА зафиксирует мышцу путем органического перерождения мышечной ткани. Мышца перерождается ровно настолько, чтобы появилось усилие, равноценное фактическому гипертонусу. На это также расходуется энергия организма, но это разовые затраты. Организм один раз подал в это место вещества, которые зафиксировали мышцу в сокращенном состоянии, она несколько отвердела, и частично снизились ее функциональные способности. Вот здесь закон экономии энергии и сыграл с Вами злую шутку, наказал за нещадную эксплуатацию мышц, они органически переродились и уплотнились. Такое бывает и со спортсменами, которые ошибочно считают, что нужно тренироваться как можно больше, и тогда их мышцы станут крепкими.

Такой процесс приспособления к постоянному измененному тонусу называется самоорганизацией. Он наступает очень быстро, иногда достаточно даже нескольких дней, чтобы система управления приняла меры для экономии энергии. То же справедливо и для гипотонуса (постоянно пониженного тонуса). Например, больной пролежал в постели месяц, а когда встал, ему уже трудно двигаться, мышцы ослабли, частично атрофировались. Кто это сделал? СУ ОДА. Зачем поддерживать мышцы в нормальном рабочем состоянии, если они используются лишь в незначительной степени? Ненужную часть можно и атрофировать, и СУ ОДА замещает гипотонус также органическим перерождением, но в меньшую сторону – атрофией части мышечных волокон. Эти мышцы становятся мягкими, вялыми на ощупь. Скажите Имре, что Вы из этого всего поняли?

– Я понял, что нужно правильно заботиться о своей мускулатуре, нужно постоянно умеренно тренировать все мышцы, не перенапрягать их, но и не давать бездействовать. Вот почему полезна утренняя и производственная гимнастика. Она равномерно с помощью разнообразных упражнений умеренно нагружает все мышцы.

– Видите, какой Вы молодец. Вы уже стали более грамотным, чем некоторые спортивные тренеры. А как на счет того, чтобы поработать грузчиком вместо подъемного крана?

– Никогда не соглашусь. Я теперь понял, почему все мои мышцы такие твердые с раннего детства. Я много физически работал, как того требовали мои родители. Мой мозг останавливал меня, но я его не слышал.

– Это не совсем правильно. Он Вас останавливал болевыми сигналами, а самоорганизация включалась уже после того, как Вы их игнорировали. Ведь когда мышца перегружена, постоянно сокращена, она болит. Помните, Вы сказали: «отекшие руки и ноги». Сокращенные мышцы сдавливают сосуды и нервы, и тело от этого отекает, нарушается кровообращение и метаболизм в сжатых тканях, нарушается микроциркуляция крови, лимфы и межклеточной жидкости, тормозится вывод из клеток токсичных продуктов их жизнедеятельности. Если бы Вы давали мышцам время для отдыха, то процесс самовосстановления, которым управляет СУ организма, все эти застойные явления успевал бы ликвидировать. Плохо еще и то, что Вы так тяжело работали с раннего детства, когда костно‑мышечная система интенсивно формировалась.

– Да, я все понял. Мои мышцы, не успев как следует вырасти, отвердели. От тяжелой физической нагрузки мои мышцы находились все время в гипертонусе, который СУ ОДА с целью экономии энергии в процессе самоорганизации заменила органическим перерождением.

– Так виновата СУ ОДА?

– Нет, я сам. Нужно было столько не работать. А если работать, то делать частые перерывы, разглаживать мышцы, массировать. Мы вполне могли это делать друг другу, так как нас было несколько детей в семье. Но разве кто-то нам об этом рассказывал? И разве я знал, что этим кончится?

– Да, конечно, не знали. Научное объяснение постоянной твердос­ти мышц мы дали впервые. Врачи об этом не знают, ибо они никогда не рассматривали ОДА с позиций системного подхода и теории управления. Они до сих пор принимают твердые, органически перерожденные мышцы за «хороший мышечный корсет». Мы сталкивались с этим при работе с детьми, имевшими сколиоз. А вот с процессом атрофии мышц, постоянно находящихся в гипотонусе, наиболее остро столкнулась космонавтика. В условиях невесомости нормальный тонус, поддерживающий устойчивость ОДА в условиях земного притяжения, организму не нужен. И сразу же после нескольких часов пребывания в космосе происходит значительное снижение тонуса мышц, которые затем быстро атрофируются. Врачи, занимающиеся исследованиями состояния организма человека в космосе, наконец‑то поняли, что атрофия мышц происходит по сигналам СУ ОДА, но для этого им потребовался не один десяток лет. И впервые это осознали представители космической медицины в СССР.

– Вот теперь мне понятно, почему я такой весь твердый. Это из‑за самоорганизации ОДА вследствие повышенного тонуса перетруженных мышц.

– Не совсем так. Толчок к органическому перерождению мышечной ткани дала СУ ОДА, но это касалось только тех мышц, которые были особенно перегружены, а у Вас все тело равномерно твердое. И таким оно стало в результате системной деструкции – разрушения всего ОДА. Ведь у Вас, кроме перерожденных мышц, много смещенных костных элементов: смещен таз, грудная клетка повернута вокруг вертикальной оси, а кроме того, она еще и сплюснута, уплощена, а это значит – смещены сами ребра, искривлен позвоночник. Как все это получилось? Начало процесса системной деструкции мы уже разобрали, а затем начались следствия. Уплотненная мышечная ткань стала препятствовать кровообращению и иннервации не только в самих мышцах, но и в соседних тканях и элементах, начались отеки, гипоксия и нарушения метаболизма тканей других элементов ОДА. При этом из‑за застоя крови, лимфы, отечных жидкостей образовались полужидкие клейкие гели, которые под давлением работающих мышц проникали в соседние ткани, «склеивали» их между собой, образовывались неанатомические образования – депозитарные структуры и гиперструктуры. Вы представляете, Имре, что будет, если в коробку передач автомобиля залить смолу? Смогут ли нормально вращаться шестерни и двигаться рычаги в таком механизме?

– Это станет затруднительно.

– Да. А когда смола застынет, то просто невозможно. Но если все‑таки наращивать мощность двигателя и пытаться провернуть шестерни?

– Скорее всего, произойдет поломка, сломаются зубцы.

– Вот, вот. Когда образовались депозитарные структуры и гиперструктуры, нарушилась правильность механической тяги вошедших в них мышц. Появились неанатомические нагрузки, которые стали хаотично смещать отдельные кости и целые звенья ОДА. Вот от этих усилий у Вас и сместились и таз, и ребра, и грудная клетка, и позвоночник. Скажите спасибо, что Вы еще успели вырасти. Вы могли иметь маленький рост, да еще в придачу реберный горб. Но здесь уже все было непредсказуемо. Поскольку при смещениях костных элементов подключились связанные с ними мышцы, чтобы поддержать устойчивость, они также вошли в постоянный гипертонус. Почему постоянный? Потому что смещения вовремя не были ликвидированы. А что происходит с мышцами в постоянном гипертонусе?

– СУ ОДА с целью экономии энергии переводит их в состояние органического перерождения.

– Правильно. А за органическим перерождением этих мышц опять последовал процесс нарушения кровообращения и т.д., следовательно, круг замкнулся и образовалась положительная обратная связь, которая все время усиливала и усиливала системные нарушения. А Вы при этом продолжали тяжело работать и еще больше усиливали деструкцию. Все это закончилось «каменной» плотностью Ваших мышц. В результате в них почти не осталось здоровых клеток. Они «высохли» и «заковали» тело в «панцирь». Вот почему сплюснулась грудная клетка. Вот почему, сколько бы Вы ни ели, вы не поправляетесь. Ведь так?

– Да, я много ем. Но я действительно всю жизнь худой и никогда другим не был.

– Это заметно. Вся энергия потребленной пищи у Вас устремлялась на увеличение Вашего роста вверх, потому что в других направлениях и костям, и другим элементам мешал «каменный мешок» из собственных перерожденных мышц. Именно поэтому Вы – очень высокий человек. В конце концов, Вам стало трудно выполнять любые движения, ведь мышцы почти полностью утратили свои функциональные возможности. А получить межпозвонковую грыжу было уже делом техники. Неанатомические усилия позвоночник испытывал уже давно, его структуры также давно «высохли», так как нарушилось питание связок позвоночника, хрящевой ткани дисков и суставов, костной ткани тел позвонков. Об этом состоянии можно судить по их остистым отросткам, вон они какие на ощупь – слабые и немощные. В таком состоянии подъем любого тяжелого предмета мог стать для Вас роковым, и не только он. Просто какое‑то сложное движение, требующее согласованной работы мышц в каком‑ни­будь малоиспользуемом направлении (например, когда Вы потянитесь за высоко лежащей на полке книгой, или когда Вы хотите поставить сумку на верхнюю полку в вагоне поезда) могло вызвать чрезмерное усилие на позвонки и диск между ними, который был уже дегенеративно изменен, имел трещины, и все закончилось бы его полным разрывом и выпадением пульпозного ядра диска в позвоночный канал. Очевидно, что-то подобное с Вами и произошло.

– Да, так и было.

– Но Вам понятно, что само движение с усилием, возможно, не виновато? Оно было чрезмерным для дегенеративно измененных позвонков и дисков, а если они здоровы, то ничего подобного не произошло бы. Иногда и малое усилие способно вызвать большую катастрофу, если будет передано в неправильном направлении, туда, где даже очень малое усилие не предусмотрено анатомией ОДА. Это случается, когда нарушается правильность мышечной тяги из‑за «склейки» независимых мышц в одно механическое целое – депозитарную гиперструктуру. Однако такая дезорганизация механики ОДА происходит только при глубокой степени системной деструкции. Теперь Вам понятно, что у Вас с самого детства шло активное разрушение опорно-двигательного аппарата?

– Теперь, когда вы все так доходчиво объяснили, мне странно, что я сам до этого не додумался. Я действительно испытывал проблемы с ОДА еще в школьном возрасте.

– Ну вот, а Вы спрашиваете, почему нет прогресса, а у других он есть. У других мышцы не так тверды, и не так далеко зашел процесс сис­темного всеохватывающего разрушения ОДА. И оттого, что Вы худой, работать с Вами не лучше, а хуже, ведь худой Вы от крайней степени перерождения мускулатуры, ее фактически нет, только «высохшие» ее остатки и «сухие» кости скелета. И нужно много времени, чтобы все это восстановить.

Только после 40‑а сеансов мы восстановили нормальную структуру мышц Имре М. Одновременно с этим начали «оживать» его кости. Очень долго мы «рихтовали» его грудную клетку, работали над каждым ребром отдельно. Многие позвонки были разрушены, смещены, провернуты вокруг вертикальной оси. Можно сказать, что весь позвоночник был разрушен дегенеративно‑дистрофическим процессом, и возник он, прежде всего, от нарушения кровообращения, от сдавления позвоночника «окаменевшими» мышцами, препятствующими нормальному питанию и тел позвонков, и дисков, и истинных межпозвонковых суставов (у Имре М. был еще и запущенный спондилоартроз). Связки позвоночника также «высохли» и деформировались. Все эти структуры нужно было «оживить», дав доступ к ним крови. Нужно было направлять и контролировать процесс их самовосстановления.

Конечно, мы начали с расчистки ОДА от депозитарных включений, с дезинтеграции общей депозитарной гиперструктуры, в которую было «заковано» все тело нашего пациента. Когда она распалась, мы взялись за ее составляющие – отдельные депозитарные структуры и гиперструктуры. И так дошли до отдельных мышц. Когда восстановились все мышцы и нормализовался состав костной и хрящевой ткани, мы ликвидировали смещения позвоночника, таза, грудной клетки, и только тогда перестала болеть его многострадальная поясница.

Сейчас Имре М. совершенно здоров (и компьютерная томография подтверждает это, исчезла даже грыжа Шморля). Он занимается физическим трудом, но, помня наши уроки, делает это в меру. Каждый год он приходит к нам на проверку.

– Я боюсь мести системы управления, чтобы она снова не включила мне процесс самоорганизации, – шутит он.

– Но она же Ваша, вот и справляйтесь с ней сами, – смеемся мы.

– Нет, лучше вы. Я боюсь ее, а она боится вашей системной реконструктивной терапии.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров