Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
Для Вас созданы максимально комфортные условия
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
Процесс реабилитации тщательно документируется

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

Вы сделали счастливой мою дочь, исправив сильное искривление ног. Никто не брался за нее: ни врачи, ни целители. Все они объясняли это тем, что у взрослого человека такое невозможно исправить. Но вы ведь сделали!

Р.Б., 53 года (дочери 32 года), г. Будапешт (Венгрия), 2010.

23. Множественные межпозвонковые грыжи у молодого спортсмена

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. Дмитрий С., 1975 г.р.

Род занятий. Спортсмен‑каратист.

Место проживания. Россия, г. Москва.

Период наблюдения. 1995–1998 гг.

Жалобы. Приступы сильного головокружения и тошноты, слабость, крайняя утомляемость, боли в желудке и печени, боли в спине.

Лечение в медицинских учреждениях. Попал в больницу сразу же после соревнований из‑за сильного головокружения, долго лежал под капельницей, состояние стабилизировалось. Сбежал из больницы, потому что не хотел пропустить очередное выступление, «чтобы не подводить тренера». Во время этого выступления снова произошло сильное головокружение, была вызвана «скорая», и Дмитрий снова попал на ту же койку. После обследования на компьютерном томографе у него были обнаружены две грыжи в шейном отделе позвоночника и одна в грудном отделе. Прошел курс лечения в стационаре, был выписан из больницы с некоторым улучшением, но заниматься спортом больше не мог. Далее лечился амбулаторно, принял курс мануальной терапии, к концу которого состояние резко ухудшилось.

Первичная СРТ‑диагностика. У Дмитрия С. было бледное, измученное лицо, походка неуверенная, остистые отростки позвонков «сухие», маленькие, слабые, смещенные в различных плоскостях, наблюдались признаки нестабильности в поясничном отделе позвоночника. К шейным позвонкам невозможно было притронуться, поскольку начиналось сильное головокружение. Все мышцы Дмитрия были органически перерождены, «каменной» плотности.

Реабилитация и комментарии. Первые два сеанса СРТ проводились сидя, они были короткими, по 10 минут, так как сразу же после любого вмешательства начинала кружиться голова, появлялась слабость, повышалось артериальное давление, и Дмитрий должен был некоторое время лежать, не вставая. По мере удаления депозитарных включений и дезинтеграции депозитарных гиперструктур восстановилось нормальное кровообращение во всем теле, что сразу же сказалось на состоянии мышц и костей. Через 5 сеансов позвонки значительно поздоровели, мышцы потеряли жесткость. Постепенно удалось ликвидировать все смещения элементов ОДА, из‑за которых образовались грыжи, исчезли неанатомические нагрузки, признаки нестабильности позвоночника, прекратились головокружения. Через 16 сеансов, которые проводились 1 раз в неделю, Дмитрий считал себя здоровым, даже боли в желудке и печени бесследно исчезли.

Мы категорически запретили ему заниматься каратэ, и он выполнил наши рекомендации. Мы наблюдали его еще 3 года, контролируя его состояние, ввиду того что рост его ОДА еще продолжался. За это время он подрос на 8 см, однако состояние позвоночника продолжало быть стабильно хорошим, жалобы отсутствовали.

У нас были аналогичные случаи со спортсменами, которые также занимались каратэ, самбо, другими видами борьбы. Все они имели грубые отклонения от правильного анатомического статуса ОДА. После восстановления с помощью СРТ многие из них смогли продолжить тренировки, ибо нам удалось их вернуть к практически здоровому состоянию. Но некоторые имели такие тяжелые нарушения, что мы категорически запрещали им заниматься спортом, а в ответ нам часто приходилось слышать: «Я не могу жить без каратэ». Они не приходили на контрольные сеансы и не выполняли наши рекомендации. В конце концов, такое безрассудство закончилось у одного такого спортсмена операцией на позвоночнике и инвалидностью с костылями, а у другого – инвалидной коляской.

Мы часто сталкиваемся с легкомысленным отношением к своему здоровью со стороны наших пациентов. Очевидно, это объясняется легкостью избавления от тяжелых нарушений с помощью СРТ. Люди почему‑то уверены, что, раз так быстро их избавили от болей, которые мучили их годами, то их патология была несерьезной и можно снова нагружать себя. Многие даже в процессе восстановления занимаются тяжелой физической работой и спортом, что категорически запрещено. Мы же стараемся довести до сознания наших пациентов, что, хотя органические нарушения элементов и тканей ОДА действительно обратимы, но восстановление идет медленно и поэтапно. И если боли проходят после нескольких сеансов СРТ, то это не значит, что элементы ОДА могут в одночасье стать крепче прежнего. Значительное улучшение состояния ОДА, ослабленного системной деструкцией, наступает только через несколько месяцев. В случае же таких тяжелых проявлений, как грыжи межпозвонковых дисков, нестабильность позвоночника, нужно оставить тяжелый физический труд навсегда. При этом следует выполнять наши рекомендации по вопросам допустимой физической активности, образа жизни и питания. Желательно приходить на контрольные поддерживающие сеансы. Идеальным вариантом, конечно, является максимальное приближение анатомического статуса ОДА к правильному, эталонному состоянию, но такое возможно для взрослого человека с тяжелейшей патологией только за 2–3 года регулярного применения СРТ.

Для читателей, которые не станут разбираться в теории системной деструкции ОДА (для противодействия которой мы и разработали уникальную технологию СРТ) и которым интересна только практическая часть этой монографии, мы позволим себе некоторые разъяснения последней фразы. Ни у кого не возникает сомнений, что новый автомобиль, если он, конечно, качественно изготовлен, лучше старой машины. Почему? Потому что он наиболее полно удовлетворяет предъявляемым ему требованиям со стороны пользователя, наиболее соответствует своим эталонным характеристикам. По мере износа растут отклонения от желаемых параметров, и у автомобилиста возникают проблемы. Каждый хозяин автомобиля старается, по возможности, вовремя устранять все поломки, не откладывает ремонт на потом, поскольку понимает, что даже одна неполадка может повлечь за собой вереницу других и что это обязательно случится, если не сегодня, то в будущем. И никто из водителей не удовлетворяется лишь тем, что он едет сейчас, ведь это не значит, что автомобиль полностью исправен. Исправное состояние сегодня не является гарантией на завтра, даже в новом автомобиле, тем более уже в автомобиле со стажем работы. Поэтому все автомобилисты постоянно контролируют техническое состояние своей машины.

ОДА человека – та же механическая машина, только с приставкой «био-». У автомобилистов хоть имеется возможность поставить машину на капитальный ремонт, заменить почти все детали на новые. В конце концов, они могут купить новую машину. Поменять же свое тело мы не можем, хотя некоторые эксплуатируют себя не меньше любого грузовика. Как в машине любой сбой может свидетельствовать о больших и обширных неисправностях, так и у человека «дыма без огня» не бывает. Ни один серьезный водитель после отказа двигателя не поедет на этой машине на следующий день в длительное турне. Сначала он ее хорошо проверит и отремонтирует. Люди почему‑то не допускают мысли, что их ОДА может быть основательно изношен, когда, например, обнаруживается грыжа межпозвонкового диска или вообще что‑то заболело, тем более, если что‑то болит длительное время.

Своей теорией мы доказали, что любое отклонение анатомического статуса ОДА от эталона (от правильного анатомического статуса) сразу же запускает патологический процесс системной деструкции – разрушения всего аппарата опоры и движения как системы. Анализ состояния медицины показал, что она не располагает методами и средствами лечения всей системы ОДА в целом. Она не может и не ставит перед собой цели вернуть человеку эталонное состояние всего его опорно‑двигатель­ного аппарата. Мы доказали, что в ОДА любого человека и в любой период его жизни не может быть патологически изменен только один элемент (даже если это случайная травма), обязательно у любого из нас есть более или менее уже развернувшийся процесс системной деструкции всего нашего тела, ведь его запускает даже просто возрастной износ «деталей» биомеханической машины.

С разработкой технологии СРТ мы научились «отматывать назад» витки системной деструкции. Воздействуя с помощью специальных приемов на ткани и элементы ОДА, мы организуем и направляем сам организм человека, его систему управления – мозг (далеко еще не изученного уникального «хозяина» нашего тела) – на процесс обращения как функциональных, так и органических изменений в системе ОДА. Другими словами, мы научились «на полном ходу», «не выключая двигатель», заставлять организм омолаживать свои изношенные «детали» как те, что уже вышли из строя, так и те, которые еще только собираются это сделать. С помощью СРТ мы научились возвращать состояние ОДА назад, ближе к правильному анатомическому статусу. Это возможно даже в том случае, когда человек этого состояния фактически никогда не имел, так как его сис­тема управления от начала и до конца жизни хранит эталонную модель ОДА. И для каждого человека возможно в любой момент его жизни значительно улучшить состояние его опорно‑двигательного аппарата, что мы и делаем каждому, не зависимо от того, по поводу какого отклонения он к нам обратился. У каждого нашего пациента есть такая возможность, и не стоит пренебрегать ею, ведь всегда лучше сделать капитальный ремонт, чем поставить сиюминутную заплату в узком месте. И не стоит, избавившись от тяжелейшей патологии, снова нагружать свой опорно‑двигатель­ный аппарат, превращая его в машину для работы или спорта.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров