Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
Процесс реабилитации тщательно документируется
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
Для Вас созданы максимально комфортные условия
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

Я готовилась к свадьбе и очень комплексовала из-за своего кифоза, ведь предстояло надеть декольтированное платье. Но уже через месяц вашей работы я стала совершенно ровной, похудела и очень посвежела. Свадьба осталась позади, но я часто перебираю свадебные фотографии, любуюсь своей спиной и благодарю судьбу, что она послала мне вас в такой важный момент моей жизни.

Ольга С., 24 года, г. Харьков (Украина), 2009.

Подробнее…

8. Сколиоз 4-й степени с атипичными особенностями, приобретенными вследствие многолетнего лечения у костоправов

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. Анна В., 1965 г.р.

Род занятий. Продавец.

Место проживания. Украина, г. Харьков.

Период наблюдения. 1986–2010 гг.

Жалобы. Глубокая степень сколиоза, боль в спине, шее, пояснице, слабость, утомляемость, головные боли, крайняя раздражительность, бессонница, депрессия. Девушка постоянно плачет и жалуется на судьбу, которая предопределила ей жизнь инвалида.

Лечение в медицинских учреждениях. До 11 лет Аня была здоровой, а затем, когда начался бурный рост, позвоночник за несколько месяцев искривился. Родители сразу же обратились к врачам. Была диагностирована 3‑я степень сколиоза. От помещения ребенка в специализированный интернат родители отказались и, поскольку были очень состоятельными людьми, то стали возить Аню к всевозможным знаменитым специалистам, представителям как официальной, так и народной медицины. Однако болезнь продолжала прогрессировать, и после двух лет борьбы степень искривления позвоночника уже не поддавалась определению. Поскольку максимальной степенью сколиоза считается 4‑я, то можно сказать, что у девушки была 4‑я степень с пугающими атипичными особенностями.

Первичная СРТ‑диагностика. При осмотре нам сразу стало ясно, что над Аней уже «поработало» много всевозможных «специалистов», каждый из которых искривил ее по‑своему. Лучше бы было родителям отдать ее в интернат, и хотя лечение там никогда не приводит к регрессу патологического процесса, но хотя бы там никто не бьет детей кулаком по больному позвоночнику. Грудная клетка Ани была настолько деформирована, что правая грудь была на месте левой, а левая была в подмышечной впадине левой руки и «стерлась», то есть до такой степени стала плоской, что торчал только сосок, а самой груди просто не было. Грудная клетка была сплюснута и повернута вокруг вертикальной оси под углом более 45° к нормальному положению. Позвоночник, таким образом, оказывался так же развернутым под большим углом и лежал по периметру правого бока. Такая деформация никогда не может произойти самопроизвольно. Она появляется только как результат невежества некоторых «практиков», осмеливающихся выравнивать реберный горб ударами кулака с большой силой.

При этом тело было настолько худым, что представляло собой скелет с приросшей к нему кожей. Все это вместе придавало телу такой вид, как будто человека в лежачем положении сначала раздавили большой тяжестью и расплющили грудную клетку, а потом поставили на ноги и развернули грудную клетку против часовой стрелки (если смотреть сверху) вокруг вертикальной оси, при этом позвоночник для смотрящего сзади был обращен к нему боком. Мало того, он еще имел несколько изгибов и напоминал змею, но этот вид открывался, если смотреть на него с правой стороны. Когда девушка шла, то со спины казалось, что идет один позвоночник, а грудной клетки нет вообще.

Как мог человек жить с такой деформацией? Это было чудо, что эта девушка еще дышала. Аня ходила в балахонах, вместо платьев, и даже летом носила объемную куртку, чтобы скрывать недостатки фигуры. Она, плача, рассказала нам, что однажды решилась пойти на дискотеку, и там на нее обратил внимание очень красивый парень, ведь Аня на лицо была красавицей. Он пригласил ее танцевать, положил руку ей на спину и с ужасом отдернул назад, побледнел и сказав: «Извините, мне нужно покурить», – быстро ушел из зала. После этого момента в ее жизни, у Ани началось нервное расстройство, появилась раздражительность, нервные припадки и бессонница.

Мы не стали давать никаких гарантий Ане и ее родителям, но взялись за нее, поскольку нужно было хотя бы ликвидировать последствия работы наших предшественников и как‑то добиться обычной 4‑й степени, так как текущее ее состояние представляло угрозу жизни. Мы очень рисковали, но иного выхода не было, ввиду того что оперироваться Аня категорически не хотела.

Комментарии. В ортопедии сколиоз считается неизлечимым заболеванием, поэтому наивысшим результатом лечения в специализированных интернатах является остановка, стабилизация деформации. Если ребенок поступает туда, например, со 2‑й степенью и после окончания периода роста выходит с той же 2‑й степенью, то лечение считается достигшим своей цели. К сожалению, таких случаев не много. Чаще всего, деформация прогрессирует, и дети выходят из интерната со стабильной 4‑й степенью, но не благодаря лечению, а вследствие окончания периода роста. Если же состояние остается нестабильным, то такие дети попадают на операцию, при которой в тело вводят различные приспособления, фиксирующие позвоночник.

В специализированных школах‑интернатах лечение включает в себя разгрузку позвоночника (дети учатся, лежа на специальных топчанах), мероприятия, сочетающие в себе элементы разгрузки со статическим корригирующим воздействием (ношение специальных съемных ортопедических корсетов, сон в корригирующих гипсовых кроватках), специальные физические упражнения [7]. Основные свои надежды врачи интернатов возлагают именно на лечебную физкультуру, считая, что специально подобранными упражнениями возможно создать собственный «хороший мышечный корсет», который якобы способен удержать позвоночник от дальнейшей деформации.

Как и в те далекие годы, когда мы восстанавливали Аню, так и сейчас предпринимались и предпринимаются попытки лечения сколиоза с помощью различных техник и приемов мануальной терапии. Представители академической медицины ограничивают ее применение 1‑й и 2‑й степенями сколиоза, однако многие так называемые костоправы, среди которых есть люди и с медицинским образованием, берутся за лечение любых искривлений, в том числе и глубоких степеней с выраженными реберными горбами. Но ни официальные методы лечения сколиоза, ни всевозможные другие существующие мануальные техники не могут ликвидировать эту деформацию в принципе, потому что они не в состоянии ликвидировать всю совокупность органических изменений большинства элементов ОДА, которая наблюдается при сколиотической болезни. Кроме того, практика таких попыток исчерпывающе демонстрирует полное непонимание и медиками, и костоправами сути проблемы, за которую они берутся, но которую они никогда не решают.

Что представляет собой сколиоз как таковой, вне зависимости от его типа и причин образования? Это глубокая степень развившейся сис­темной деструкции всего ОДА. Как и любая другая хроническая патология ОДА, она является системной, а не только патологией позвоночника. Сделаем небольшой экскурс в теорию системной деструкции ОДА и применим ее для описания развития сколиотической деформации.

Мы неоднократно говорили и в практических примерах, и в теоретической части монографии, что основная системная цель ОДА заключается в поддержании устойчивости человека в пространстве с минимальными затратами энергии. С точки зрения достижения устойчивости все элементы и звенья ОДА, включая позвоночник, являются рядовыми единицами. Любое отклонение от эталона нарушает баланс нагрузок в ОДА и может привести к потере устойчивости. В любом случае ОДА адаптируется к измененным нагрузкам изменением мышечного тонуса (системный ответ), при этом могут возникнуть компенсирующие отклонения других элементов ОДА от анатомически правильного положения. Это, в свою очередь, изменяет тонус других мышц, участвующих в системном ответе, что приводит к расширению патологического процесса на весь ОДА.

Вначале он включает в себя смещения костных элементов скелета со своих анатомически правильных мест и изменение тонуса связанных с ними мышц. Затем, если эти смещения не устраняются, то со временем с целью экономии энергии организма измененный тонус мышц фиксируется их органическим перерождением (процесс самоорганизации ОДА). Мышцы в гипертонусе частично отвердевают, а в гипотонусе – частично атрофируются. Органически перерожденные мышцы начинают нарушать кровообращение и иннервацию как в них самих, так и в соседних элементах ОДА, возникают отеки, застойные явления. Вследствие этого, в патологический процесс органического перерождения вовлекаются все новые элементы, образуются депозитарные структуры и гиперструктуры – неанатомические образования из «спаянных» между собой клейкими депозитарными включениями элементов ОДА. Таким образом, механически связанными оказываются просто рядом лежащие элементы без различия их функционального назначения. Иногда депозитарные гиперструктуры столь обширны, что «скованными» оказываются целые звенья ОДА, целые участки тела, и тогда человек оказывается «закованным в рыцарские латы» из собственных тканей. Они грубо нарушают мышечную тягу, правильную передачу усилий и, естественно, вновь нарушают достигнутую на предыдущем этапе устойчивость системы.

Если в процессе системной деструкции нагрузки на позвоночник слева и справа оказываются несимметричными, то возникает его искривление во фронтальной плоскости. Строго говоря, все люди имеют небольшую степень сколиоза, вследствие односторонней трудовой ориентации. У больных же сколиотической болезнью процесс деформации имеет тенденцию к усилению. Для применения СРТ нам совершенно не важны причины такого усиления. Мы уже неоднократно писали, что сис­темная деструкция – это процесс разрушения системной организации ОДА, а СРТ инициирует и управляет реконструктивным процессом, противодействующим системной деструкции. Каковы бы ни были глубинные корни сколиоза, его этиология: врожденная ли аномалия тканей и элементов, генетическая ли предрасположенность, другие причины, важно то, что в результате смещения позвоночника, с целью достижения устойчивости тела в целом система управления (СУ) ОДА компенсирует его рядом отклонений в других звеньях ОДА.

Если отклонения быстро не ликвидируются, вступает в силу процесс самоорганизации системы ОДА, в результате которого и сам позвоночник, и другие участки тела органически перерождаются. Сдвинутые со своих анатомически правильных мест кости лишаются нормального питания, «высыхают», ослабевают, а все связанные с ними мышцы частично атрофируются, частично отвердевают и как в том, так и в другом случае изменяют свою структуру. И те, и другие теряют свои функциональные свойства: эластичность, сократительную способность. В силу общесис­темных нарушений кровообращения и иннервации такие мышцы становятся инициаторами дальнейшего перерождения всех близлежащих элементов ОДА. Образуя с ними общие, «склеенные» депозитарными включениями отвердевшие конгломераты из перерожденных тканей, они служат источником новых патологических (неанатомических) нагрузок, которые невероятным образом выкручивают весь скелет, вызывают новые смещения и новые органические изменения. Однако весь процесс, контролируемый СУ ОДА, будет происходить так, что устойчивость системы сохранится, но достигнуто это будет ценой деформации всего тела.

Восстановить ОДА больных сколиозом возможно, если использовать нашу универсальную технологию СРТ, направленную на обращение деструктивных изменений. Она заключается в поэтапном движении назад, к эталонному состоянию ОДА. На каждом сеансе СРТ диагностируется весь ОДА, находятся и дезинтегрируются депозитарные гиперструктуры, активизируется кровообращение во всех органически измененных элементах и проводится частичное репозиционирование готовых для этого элементов ОДА на их анатомически правильные места.

Каждый сеанс СРТ начинается с перечисленных действий на периферии, постепенно углубляясь по направлению к центральной опоре – измененному позвоночнику. При этом руки и мозг реабилитолога оценивают состояние конкретных тканей и элементов, прогнозируется влияние каждой последующей АРТ‑операции на устойчивость всего ОДА в целом. Задача состоит в том, чтобы, выполняя каждую АРТ‑операцию, направлять процесс реконструкции так, чтобы достигалось новое устойчивое состояние ОДА и чтобы оно было ближе к эталонному состоянию, чем предыдущее. Все это может выполнять только специально обученный человек с большим опытом работы.

Следует особо подчеркнуть свойство селективности (избирательности) при проведении каждой АРТ‑операции: корректирующие воздейст­вия оказываются только на органически измененные участки элементов и тканей прицельно, минуя здоровые. Никакие другие известные в настоящее время технологии воздействия на ОДА такой степенью селективнос­ти не обладают, будь то массаж, мануальная терапия, ЛФК, физиотерапия, фармакологические средства и т.д.

Известно, что сколиотическая деформация образуется и развивается, за редким исключением, именно в процессе роста человека. Почему? Потому что даже на первое отклонение позвоночника реагирует вся мус­кулатура спины, как ее поверхностные, так и глубокие мышцы. Добавим к этому реакцию мышц таза, бедер, ног, практически всего тела в процессе системного ответа ОДА на такое серьезное отклонение, как смещение в сторону центральной опоры тела. Поскольку с этими мышцами связаны еще и другие костные элементы ОДА, изменение тонуса затронутой мус­кулатуры влечет за собой также смещения многих из них со своих эталонных мест в костно‑мышечной конструкции. Так как все эти изменения остаются незамеченными и вовремя не устраняются, то со временем в процессе самоорганизации мышцы органически перерождаются и «сковывают» всю конструкцию. Этот процесс может происходить очень быстро (несколько месяцев). Процесс роста идет гораздо медленнее. Поэтому растущему позвоночнику приходится преодолевать усилия, создаваемые перерожденными мышцами, что ему не под силу.

Позвоночник при сколиозе можно образно представить в виде лука, когда его деревянная часть (вначале ровная палка) стягивается тетивой (перерожденными, зафиксированными мышцами), при этом образуется дуга. Чтобы выпрямить дугу лука, нужно отпустить тетиву, никаким другим способом этого добиться невозможно. Это касается и искривленного позвоночника. Рост органически перерожденных мышц сильно замедлен, они теряют свойство эластичности и становятся просто «веревками», которые натягиваются тем больше, чем больше растет позвоночник. Дуга позвоночника может быть простой (C‑образной), как у лука, или другой формы (чаще всего, S‑образной), зависящей от того, какие именно части мышц и целые мышцы наиболее зафиксированы.

Ортопеды уделяют повышенное внимание именно форме искривления, на исследование и детальное описание которой уходит львиная доля времени, выделяемого для больного. Точно вымеряются все локальные дефекты элементов (отдельных позвонков), углы их взаимного расположения (с точностью до градуса). Но поскольку методов исправления всех этих дефектов не существует, то работа врача сводится к скрупулезной фиксации процесса углубления заболевания во времени.

Таким образом, по мере роста позвоночник все более деформируется. Его позвонки и диски, как и другие составляющие позвоночной структуры, лишенные нормального положения и питания, дегенеративно изменяются. Дети с глубокой степенью сколиоза – это слабые, немощные инвалиды, часто они имеют отклонения в неврологическом, психическом и умственном статусах.

Напомним, что отдельные органически измененные мышцы «спаиваются» с соседними элементами, образуя депозитарные гиперструктуры. Соответственно, и позвоночник – чем более он деформирован, тем глубже процесс системной деструкции и тем плотнее он охвачен депозитарными гиперструктурами. Это состояние позвоночника аналогично состоянию дерева, которое поливают водой на морозе. На нем нарастает ледяная корка, которая сковывает сначала отдельные ветви, а потом и все дерево превращается в единую ледяную глыбу. Любая попытка освободить дерево ото льда, не растопив его, заканчивается его поломкой. Этот «лед» и создается депозитарными структурами и гиперструктурами, которые стискивают и гнут ослабленный позвоночник.

СРТ – это комплекс приемов, которые позволяют этот «лед» растопить, разъединить все «слипшиеся» воедино элементы ОДА, активизировать кровообращение в каждом из элементов или его части, вернуть ему правильную анатомическую структуру, в том числе, и позвонкам, попавшим в «плен» такого неанатомического конгломерата. Точнее говоря, СРТ позволяет отделить элементы депозитарных гиперструктур друг от друга и восстановить правильное кровообращение в них. После этого СУ ОДА, имея в своей памяти информацию об эталонном состоянии каждого элемента, заново возрождает их. Затем реабилитолог производит репозиционирование восстановленных элементов на их анатомически правильные места в костно‑мышечной конструкции. И так, шаг за шагом, нам всегда удается «вылепить» заново ОДА наших пациентов с любой формой сис­темной деструкции, в том числе, и со сколиотической деформацией любой степени. Так мы возрождаем позвоночники даже у стариков с реберными горбами.

Конечно, системная реконструкция человека происходит довольно медленными темпами. В очень тяжелых случаях до 2‑х лет упорной работы с пациентом, в легких – около полугода. Но что значит даже 2 года тяжелой работы по сравнению со счастьем больного человека стать таким, как все здоровые люди?

Что же делают костоправы? Не владея методами пошагового обращения органических изменений в элементах ОДА, они силовыми приемами пытаются загнать ослабленный позвоночник в вертикальное положение (разогнуть дугу лука, не отпустив тетиву). При этом грубо травмируются ткани, так как степень связи, прочность «склейки» депозитарных гиперструктур, в которые этот позвоночник вовлечен, сопоставима с прочностью ослабленных системной деструкцией элементов, и грубая попытка их разъединения любыми методами может привести к тому, что разделение пройдет не по границам элементов, а по ним самим, что и происходит довольно часто. Насильственно сдвигаемый позвоночник, кроме того, часто проворачивается вокруг вертикальной оси, это приводит к усилению неанатомических нагрузок на все структуры ОДА и к еще более кошмарным последствиям системного ответа на них.

Нужно понимать, что при естественном ходе системной деструкции, несмотря на то, что многие элементы ОДА органически изменены, человеческое тело находится хотя и в плохом, но устойчивом состоянии. Распутать этот «клубок» можно только пошагово, медленно, осторожно. Нужно параллельно переформировывать пространственную конструкцию и добиваться обращения органических нарушений в ее элементах. Оба этих действия должны быть строго согласованы. Нужно вернуть мышцам их правильный анатомический статус, укрепить позвонки, связки, диски. Это все возможно сделать только с помощью системной реконструктивной терапии. Категорически нельзя выправлять, вправлять, сдвигать дегенеративно‑дистрофически измененные элементы ОДА, это опасно для жизни человека. Именно это и делали костоправы с телом Ани. Вот почему она стала уникальным инвалидом.

Кроме того, и у ученых‑ортопедов, и у народных костоправов, равно как и у их дипломированных коллег – остеопатов и хиропрактиков, отсутствует системный подход как таковой, касается ли это искривления позвоночника или другой патологии ОДА. В лучшем случае, у некоторых из них он только декларируется. Системный подход в СРТ – это всеохватывающее диагностирование всех 3000 анатомических единиц ОДА при любой жалобе пациента, это умение работать со всеми этими элементами по устранению органических изменений в них, ведь в ОДА не сущест­вует только локальной патологии, потому что любое не устраненное вовремя отклонение от эталона и его системный ответ запускают процесс системной деструкции, в котором участвуют все элементы ОДА. Всевозможные постукивания, встряхивания, катание различных валиков, вытяжения, любые другие виды манипуляций, мобилизации, постизометри­ческие релаксации и прочие известные техники не обладают восстанавливающим воздействием на органически измененные ткани ОДА, они не устраняют причины патологии. Мало того, создается впечатление, что ортопеды об этих органических изменениях даже не догадываются.

К такому выводу и приходишь, когда читаешь такие выражения как: «спазмированная мышца», «сокращенная мышца», «с вогнутой стороны мышца напряжена, а с выпуклой – расслаблена», «укороченные мышцы спины», спазм может длиться «неограниченно долгое время, исчисляемое годами» [8, 24, 40]. Что это значит? А то, что у писавших эти слова отсутствует представление о том, что постоянное мышечное сокращение в живом организме – нонсенс. Состояние спазма мускулатуры всегда переводится СУ ОДА в состояние органической фиксации, по причине того что экономия энергии – залог выживания любого живого существа. Иначе ни на какую жизнедеятельность, кроме как на «поддержание мышечного спазма годами», организм станет уже неспособен. Соответственно такому «пониманию» и осуществляется принцип системного подхода к лечению ОДА у таких «специалистов»: подергали руки, ноги, позвоночник, провели постизометрическую релаксацию как можно большего числа мышц, пощелкали (с хрустом) межпозвонковыми суставами – вот и осуществили системный подход в лечебном процессе.

Разберем теперь методы лечения сколиоза в медицинских интернатах с позиций теории системной деструкции ОДА. Занятия лежа, плавание можно отнести к полезным мероприятиям, разгружающим ослабленный позвоночник. Плавание, кроме того, улучшает кровообращение и замедляет процесс образования депозитарных структур и гиперструктур. Ношение корсета несет как положительный, так и отрицательный эффект. Положительно то, что опора тела на жесткие конструкции корсета также разгружает больной позвоночник, а отрицательно то, что при этом собственная мускулатура все более слабеет и атрофируется. Поэтому трудно сказать, чего больше: вреда или пользы. Если носить корсет уже всю оставшуюся жизнь, то это в какой‑то мере решает проблему. Если же стремиться его когда‑то снять, то лучше его не одевать совсем или, по крайней мере, ограничить его применение только моментами крайней необходимости.

Лечебную физкультуру вряд ли можно отнести к лечебной как таковой, так как мышцы тела органически изменены, и никакие упражнения не могут улучшить их состояние. Подобные мышцы уже не являются мышцами в полном смысле слова. Это «веревки», тяжи, части депозитарных гиперструктур, мышечная тяга в которых искажена. Как можно говорить о коррекции с их помощью позвоночника, если они передают усилия неизвестно куда? У здорового человека со стандартными мышцами эти направления строго известны и известно, какие звенья ОДА оказываются при этом задействованы. Но как можно знать это в отношении органически измененных мышц? Мало того, эти изменения у каждого человека абсолютно индивидуальны, вследствие того что депозитарные гиперструктуры, в которые они вовлечены, образуются вне всяких правил, хаотически, и их форма зависит от того, куда конкретно проникнут липкие, гелеобразные депозитарные включения. ЛФК в таких ситуациях осуществляет воздействия, сродни тем, что делают костоправы: возникают неправильные механические усилия, дергающие немощный, «высохший» позвоночник в разные стороны. Мы знаем множество примеров, когда усиленные занятия ЛФК приводили к стремительному углублению сколиотической деформации.

При той степени системной деструкции, когда сколиозирован позвоночник, просто нелепо и неграмотно говорить об укреплении мышечного корсета. На его создание можно надеяться лишь при профилактике искривлений позвоночника у здоровых детей. А у уже больных чрезмерная работа мышц приносит только вред. Органически перерожденная мышца не «накачивается», а еще больше «засоряется» продуктами метаболизма. Тем не менее, детей в интернатах заставляют заниматься ЛФК по много часов в сутки, называя это залогом скорейшего выздоровления. Мы еще раз повторяем: крепкий мышечный корсет у больного сколиозом ребенка или взрослого – это миф. Обычно за него принимаются отвердевшие в процессе органического перерождения мышцы, а этот «корсет», если хотите, у больных сколиозом есть всегда. Это «панцирь», который образуется в процессе системной деструкции ОДА, только он формируется и без ЛФК.

Если бы деформация была разовым актом, то создание твердого «панциря» из органически перерожденных мышц могло бы быть дейст­венным способом защиты от дальнейшего искривления. Но ребенок растет, и эта защитная, спасительная для предыдущего этапа оболочка становится причиной нового витка деформации на следующем этапе. Почему? Потому что она практически не растягивается и очень медленно растет, а позвоночник в процессе роста удлиняется, и перерожденные мышцы начинают играть роль тетивы лука, гнуть позвоночник в дугу.

Единственное спасение детей от сколиоза – это регулярная профилактика системной деструкции ОДА с помощью СРТ. А если деформация уже развилась – регулярное проведение ее восстановительных сеансов. Это доказала наша 30‑летняя практика реабилитации пациентов со сколиозом, кифозом, другими патологическими нарушениями. Обычно, если в процесс системной деструкции вовлекается растущий позвоночник, то все типы искривлений присутствуют одновременно. Деление их условно, поскольку неанатомические нагрузки, возникающие в процессе органи­ческой фиксации мышц, гнут, выкручивают позвоночник во всех направлениях. Такая же участь постигает и таз, грудную клетку, плечи, шею, руки, ноги – вся костно‑мышечная конструкция деформируется непредсказуемым образом. Однако СРТ может помочь в любом случае.

Создав технологию СРТ, мы впервые научились обращать органические изменения в элементах ОДА, ликвидировать реберные горбы при сколиозе 4‑й степени. Подобные результаты в мировой практике неизвестны. Иногда мы полностью выравниваем человека, чаще это дети, находящиеся в процессе роста, иногда остаются некоторые небольшие отклонения, которые не заметны окружающим, обычно это касается тех безнадежных пациентов, которых до нас пытались «выровнять» другие «специалисты».

Реабилитация. У Ани В. была та нередкая степень перерождения всей мышечной ткани, когда, отвердевая все более и более, мышцы «спрессовываются» между собой в единую депозитарную гиперструктуру, охватывающую все тело на всю глубину его мышечного слоя. По мере перерождения пласт «склеенных» мышц уплощается все больше и больше. В конце концов, мышцы настолько истончаются, что визуально как бы исчезают совсем, остается только приросшая к костям кожа. Вначале мы занимались тем, что с помощью АРТ‑прессинга отделяли кожу от костей, что было очень трудно. Пришлось укладывать Аню на ночь в специальный компресс, погружать в него все ее тело. Только таким образом удалось добиться растворения и рассасывания сухих депозитарных включений, которые, подобно высохшему клею, держали кожу в состоянии сращения с нижележащими костями.

После этого мы начали активизировать остатки мышц, которые всегда, при любом перерождении остаются, как исходный каркас, как основа полноценной мышцы. Как только туда начинает поступать кровь, мышца набирает силу и восстанавливает форму. Осторожными движениями мы стимулировали остатки мышечной ткани и добились того, что вокруг костей стали формироваться мышечные слои. Одновременно мы активизировали кровообращение в костях, суставах, связках и других элементах всего тела, укрепляли костную ткань скелета, а потом осторожно стали репозиционировать костные элементы, заново формировать, «вылепливать» фигуру Ани. Это была тяжелая работа, очень тяжелый, почти безнадежный случай. Но мы решили заниматься девушкой столько времени, сколько потребуется. Мы хотели доказать и себе, и другим, что даже такая редкая деформация может быть устранена с помощью нашей новой технологии.

Сеансы длились по 5 часов в день, 2 раза в неделю. Постепенно удалось повернуть грудную клетку, и левая грудь вышла из подмышечной впадины. Когда грудная клетка заняла правильное положение, то обе груди тоже стали на свои места, однако левая грудь была по‑прежнему явно меньше правой. Только через два года обе груди сравнялись в размере. Мы формировали мышцы спины, одновременно выравнивая позвоночник. Параллельно, мы ликвидировали смещения ребер, лопаток, таза, костей плечевого пояса, выровняли шею, придали правильное положение тазобедренным и коленным суставам.

Реконструкция ОДА Ани длилась 4 года. Кое‑какие признаки сколиоза все‑таки остались, но они больше не бросались в глаза. Степень искривления определилась, как нечто среднее между 1‑й и 2‑й, однако отдельные позвонки имели хаотические смещения в разных плоскостях. Так сказалось вмешательство «целителей» на этапе, предшествующем применению СРТ. В таких случаях всегда остаются некоторые нарушения пропорций, но мы их стараемся минимизировать.

Аня вышла замуж, на церемонии она была в открытом свадебном платье, и никто ничего не заметил. Она нормально родила сына. Мы периодически встречаемся с Аней В., она довольна своей фигурой и жизнью, нервная система ее в порядке, и опорно‑двигательный аппарат ее больше не беспокоит. У Ани по‑прежнему очень красивое лицо, и где бы она ни шла, люди смотрят ей вслед, но она знает, что причина этого теперь уже не в недостатках ее фигуры.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров