Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
Для Вас созданы максимально комфортные условия
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность
Процесс реабилитации тщательно документируется
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

Я готовилась к свадьбе и очень комплексовала из-за своего кифоза, ведь предстояло надеть декольтированное платье. Но уже через месяц вашей работы я стала совершенно ровной, похудела и очень посвежела. Свадьба осталась позади, но я часто перебираю свадебные фотографии, любуюсь своей спиной и благодарю судьбу, что она послала мне вас в такой важный момент моей жизни.

Ольга С., 24 года, г. Харьков (Украина), 2009.

Подробнее…

11. Замедление физического развития ребенка

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. Таня Д., 1984 г.р.

Род занятий. Ребенок, занимается художественной гимнастикой.

Место проживания. Украина, г. Харьков.

Период наблюдения. 1991–2011 гг.

Жалобы. Мать Тани Д., сама тренер по художественной гимнастике, тренировала свою дочь с 4‑летнего возраста с целью предотвращения развития сколиоза, которым сама страдала с раннего детства, дойдя до 4‑й степени. Опасаясь такой участи для своего ребенка, она брала ее с собой ежедневно на работу и давала ей большие нагрузки, чтобы укрепить мышцы, как рекомендовали врачи. Мы занимались реконструкцией ОДА мамы, и она часто приходила с маленькой дочкой. Впервые мы увидели ее в пятилетнем возрасте. Прошло 2 года, но рост ее за это время не изменился: в 7 лет она выглядела на 4–5. Мы сказали маме, что здесь нужны срочные меры, и она с радостью стала водить Таню к нам, потому что и сама уже сильно тревожилась за ее физическое развитие, родственники тоже были в недоумении: ребенок не рос.

Лечение в медицинских учреждениях. Мать Тани Д. обращала внимание участкового педиатра на задержку в физическом развитии девочки, но в ответ женщина‑врач только пожимала плечами и говорила: «Но у Вас же в семье все небольшого роста».

Первичная СРТ‑диагностика и комментарии. Тело ребенка твердое, «резиновой» плотности, причем равномерной по всему объему, твердыми были даже мышцы лица. Из‑за этого свойства мы сразу же «окрестили» Таню «гуттаперчевой девочкой» по аналогии с «гуттаперчевым мальчиком» из известного рассказа Д. Григоровича. Кисти и стопы были особенно крохотными, как у трехлетнего ребенка. Все основные звенья ОДА: грудная клетка, таз, плечевой пояс, конечности были сильно смещены. Глубочайший патологический лордоз поясничного отдела позвоночника довершал открывшуюся картину нарушения анатомического статуса тела девочки. Позвонки не прощупывались, несмотря на худенькое тельце, весь позвоночник как бы ушел внутрь, предоставив нам ощупывать «резиновую броню» на месте его залегания. Таким образом, мы поняли, что имеем дело с нередким, но всегда пугающим генерализованным перерождением всей мышечной ткани, а значит и с крайней степенью системной деструкции всего ОДА.

Как развивался этот патологический процесс? Физические упражнения на гибкость, которые выполняла девочка, стараясь быть хорошей гимнасткой, ежедневно травмировали неокрепшие, нежные детские связки. Из‑за этого началось смещение костей, они заняли положение, не предусмотренное анатомически правильным строением человека. Возникли неанатомические нагрузки, нарушающие устойчивость тела в пространстве. С целью сохранения устойчивости система управления дала команду мышцам, связанным со смещенными костями, напрячься и удерживать ОДА в равновесии, при этом появился постоянный повышенный тонус некоторых мышц, у их же антагонистов (мышц, механическая тяга которых действует в противоположном направлении) тонус стал, наоборот, постоянно пониженным.

Почему постоянно? Рассмотрим этапы тренировки Тани и прокомментируем последовательность реакций системы управления (СУ) ОДА на его состояние в этом процессе. Начнем с простого сравнения. Допус­тим, Таня делает обычный наклон вперед во время утренней гимнастики. Волевым сокращением мышц передней половины тела туловище смещается вперед, мышцы задней половины тела при этом расслабляются и растягиваются. Наклон происходит в пределах свободного движения суставов. В нижней точке наклона все мышцы расслаблены, тело держат натянутые связки задней половины тела. Для подъема напрягаются мышцы задней половины тела и возвращают его в вертикальное положение, после чего вся мускулатура переходит в состояние нормального тонуса, необходимого для поддержания устойчивого положения тела в вертикальном положении.

Теперь подобный наклон Таня делает на тренировке. Здесь от нее требуют, чтобы она наклонилась как можно ниже, «глубже». Ей это удается только путем растяжения связок. Через некоторое время Таня достигает необходимой «растяжки»: в наклоне она прижимается лицом к ногам. Мама‑тренер довольна, но этот результат получен за счет уже перерастяжения связок, их микротравмы. Из‑за этого, когда Таня возвратилась в вертикальное положение, кости ее не возвратились в прежнее, анатомически правильное положение, а оказались смещенными относительно него, при этом изменился баланс нагрузок в ОДА. Сигналы об этом поступили в мозг, и СУ ОДА мгновенно отреагировала изменением мышечного тонуса: мышцы помимо воли напряглись, а их антагонисты расслабились, чтобы человек сохранил устойчивость и не упал. Состояние повышенного тонуса мускулатуры, вызванное сигналами СУ ОДА, называется гипертонусом, а состояние пониженного тонуса – гипотонусом.

Могут ли кости вернуться к нормальному положению сами? Нет, без внешнего корректирующего воздействия кости в прежнее состояние уже не вернутся, а вот растянутые (микротравмированные) связки организм начнет восстанавливать сам. Этот процесс будет сопровождаться воспалением и органическими нарушениями в затронутых тканях. Так как тренировки продолжаются, связки так и заживут в растянутом состоянии, и кости уже никогда не станут на место. А раз так, то и гипертонус, и гипотонус, необходимые для постоянного поддержания устойчивости в этом состоянии, также будут постоянными.

Что нужно было бы сделать на этом этапе, чтобы вернуть ОДА Тани к правильному анатомическому статусу? В первую очередь, необходимо было бы прекратить тренировки и обеспечить ОДА покой на время восстановления связок. Обеспечить медицинский контроль ОДА, возможно, применить лекарства. Если это было первое и не очень сильное растяжение, а значит и небольшие смещения, то кости после быстрого восстановления связок могли бы вернуться на место, если бы были проведены правильные реабилитационные мероприятия – устранение инициирующих смещений и системного ответа на них.

А что было сделано в действительности? «Молодец, Таня! Хорошо получилось! Садись теперь на шпагат. Не ленись! Тяни, тяни ноги!» И так ежедневно. Да, еще есть такие тренеры, что подбегают и толчком дожимают детей на шпагате до пола. Подобных упражнений на растяжку гимнастки делают около сотни в день, тем самым они сознательно расшатывают и смещают ОДА, чтобы получить гибкость, спортивный разряд и болезни ОДА на всю жизнь. Но это уже никого не волнует. Волнует, когда выдающаяся спортсменка вдруг становится инвалидом «де факто» и не может больше выступать, поддерживать престиж страны. А потенциальная или будущая инвалидность – это не повод для отказа от спортивных побед.

Итак, любые смещения костей приводят к гипертонусу и гипотонусу мускулатуры. Что делает СУ ОДА дальше? Она следит, как долго эти состояния продолжаются. Даже несколько суток – это уже долго. Логика СУ ОДА при этом такова: «Я поддерживаю повышенный тонус мышц уже несколько дней. Мои сокращенные мышцы тратят драгоценную энергию и утомляются. Но раз от этого зависит устойчивость – это необходимо. И если за эти несколько дней кости не стали на место, то придется напрягать эти мышцы всю оставшуюся жизнь. Но где же я возьму столько энергии? Ведь ее всегда необходимо экономить. Это же статическое усилие, которое создает сокращенная мышца, можно получить и другим путем – уплотнением мышечной ткани за счет ее частичного органического перерождения. Это тоже требует энергии, но затраты ее будут одноразовые и намного меньше, чем на поддержание постоянного сокращения нормальной мышцы. А те мышцы, которые уже находятся в расслабленном состоянии гипотонуса, потребляют меньше энергии, чем в норме. Но это тоже непорядок – здесь можно сэкономить еще. Я дам команду на их час­тичную атрофию. Зачем содержать в постоянном порядке большую мышцу, если сила ей больше не нужна, поскольку кости на место уже не вернутся? Моя начальница – СУ всего организма – будет мной теперь довольна». Приблизительно так «рассуждает» СУ ОДА, так заложена в ее «сознание» жесткая директива ее «начальницы», СУ всего организма – системы более высокого уровня. Так диктует природа свои жесткие условия всем живым существам: «Экономьте энергию. Возможно, завтра не будет пищи, возможно, вы заболеете, мало ли какие ситуации готовит вам завтрашний день. Может, завтра надо будет стремглав бежать от опасности, будет стихийное бедствие. Вот тогда и понадобится вся энергия организма, чтобы выжить».

Весь этот процесс называется самоорганизацией ОДА, он является приспособительным механизмом к неоптимальным (с повышенными затратами энергии) режимам функционирования, возникающим при появлении гипертонуса и гипотонуса мускулатуры. Поэтому все отклонения от нормального тонуса СУ ОДА четко отслеживает, и мышцы фиксируются органическим перерождением в том состоянии, в котором они находятся большую часть времени. На опыте травм известно, что любые растяжения тканей ОДА, другие травмы нужно быстро лечить. А после длительной иммобилизации (неподвижности) элементов и звеньев ОДА, например, при переломах костей, очень долго нужно разрабатывать связанные с ними мышцы – преодолевать результаты произошедшей самоорганизации ОДА.

Итак, изо дня в день происходили смещения костей в процессе спортивных достижений Тани. В результате вся мускулатура, поддерживающая смещенные кости, отвердела. Это организовала на уровне подсознания СУ ОДА. А дальше? Отвердевшие мышцы сжали нервы и сосуды, произошло нарушение кровообращения и иннервации, произошел венозный и лимфатический застой, нарушение микроциркуляции межклеточной жидкости, гипоксия (нехватка кислорода) и нарушение метаболизма тканей, то есть питания и вывода токсичных веществ – продуктов жизнедеятельности клеток. Этот вторичный патологический процесс затронул и частично атрофированные мышцы, так как застойные явления неминуемо возникают и в них. Все мышцы начали отекать, а значит, их механические свойства изменились, и в ОДА появились новые неанатомические нагрузки. Это опять вызвало новое смещение костей и нарушило устойчивость, снова изменился тонус мускулатуры, опять пошел процесс самоорганизации, и круг замкнулся.

Такое патологическое кольцо нарушений, последовательно вызывающих друг друга, хорошо известно в теории управления, как положительная обратная связь. Самое первое нарушение (у Тани это, вероятно, было смещение) этот процесс запустило, а дальше он пошел «крутиться» сам, все же последующие нарушения (например, случайная травма) уже первичными не являются, они всегда только усиливают этот процесс, который имеет неприятное название – процесс системной деструкции ОДА. Системная – потому что этот процесс всегда распространяется на всю систему ОДА. Деструкция – потому что происходит разрушение структуры опорно‑двигательного аппарата. В чем она заключается? В смещении элементов (пространственная деструкция) и в перерождении их тканей (органическая деструкция).

Если процесс охвачен положительной обратной связью, то все изменения суммируются в один общий патологический процесс, который, однажды начавшись (с первых лет жизни), не заканчивается никогда. Вот почему тело Тани стало твердым, как резина, вот почему она стала «гуттаперчевой девочкой». У нее процесс системной деструкции дополнительно усиливался частыми тренировками. Усталые мышцы не могли за одну ночь восстановиться и оставались в постоянном сокращении, а это опять воспринималось СУ ОДА, как повышенный тонус, и ускоряло органическую деструкцию. Процесс генерализовался, весь мышечный корсет стал настолько твердым и «непробиваемым» «панцирем», что сдавил растущее тело, рост органически перерожденных мышц крайне замедлился, а растущие кости, сдерживаемые «панцирем», стали искривляться, что, в первую очередь, выразилось в искривлении позвоночника.

Реабилитация. Перед нами стояла задача: «оживить» и активизировать ткани депозитарной гиперструктуры, которой являлось все тело ребенка, нормализовать кровообращение в этом равномерно одинаковом «резиновом панцире», а затем поэтапно дезинтегрировать это неанатомическое образование. Об этом даже сейчас страшно вспоминать, так как мы неожиданно столкнулись с сильнейшим сопротивлением девочки. Даже поглаживание с небольшим нажимом, который был безусловно необходим для ее спасения, вызывало резкую боль. Она плакала, кричала весь сеанс СРТ, и если бы не мужество мамы и ее ясное понимание беды, ее уверенность в нашей компетентности, то мы бы не совладали с этим ребенком. Она вскакивала, отбегала, по лицу ее лился поток слез, но это был уже не первый случай такого поведения. Мы имели опыт работы с таким телом, знали, что детям действительно больно и что это не каприз, однако реакция Тани была чрезвычайно обостренной. Мать, прошедшая сама все стадии хождения по медицинским учреждениям и специализированным интернатам, помня, что ей не помогли никакие медицинские авторитеты, видя других детей, которых никогда и нигде не вылечивают, как бы ни старались ни дети, ни родители, упорно уговаривала Таню потерпеть и приводила ее вновь и вновь.

Здесь необходимо отметить, что, хотя АРТ‑прессинг и является мягким, безболезненным воздействием, для людей с описанным типом крайней степени перерождения всего ОДА даже малейшее механическое воздействие является очень болезненным. Их тело, стянутое тугим «панцирем», всегда находится под внутренним давлением, испытывая которое, нервные окончания постоянно находятся в перевозбужденном состоянии, из‑за чего возникает дискомфорт и тупая боль. Мозг со временем привыкает к этому состоянию, и человек перестает его замечать в повседневной жизни, но достаточно малейшего воздействия, чтобы вывести его из этого состояния шаткого равновесия. Таким воздействием может быть как прикосновение, так и другие виды возбуждения: резкий звук, свет, слова другого человека. Именно поэтому такие дети обладают несносным характером, гиперактивны, раздражительны. То, что для здорового человека – просто прикосновение, для них – как укол иголкой. Здесь вспоминается широко дискутируемый в медицине феномен миофасциальных триггерных точек, воздействие на которые вызывает боль или даже «симптом прыжка». У людей, имеющих жесткий «панцирь», такой «точкой» является практически все их тело, поэтому даже при легчайшем АРТ‑прессинге они испытывают боль.

Такое мучение продолжалось 5 недель. За это время Таня получила 5 сеансов легчайшего АРТ‑прессинга по всему телу. На 6‑м сеансе вопли «гуттаперчевой девочки» неожиданно прекратились, и мы заметили, что «резиновый панцирь» уже как‑то сдвигается относительно костей. На 7‑м сеансе он получил полную свободу, открепился от скелета, и это уже была победа – мы знали, что теперь АРТ‑прессинг сделает свое дело: разъединит общий мышечный конгломерат на составляющие, потом восстановит и эластичность, и сократительную способность образовывавших его мышц. На этом же сеансе стал прощупываться позвоночник, под размягченными мышцами мы ощутили небольшую S‑образность – у Тани уже был сколиоз 1–2‑й степени. Начиная с этого сеанса Таня, наоборот, просила работать с ней подольше, она говорила: «Там что‑то так приятно чешется внутри, и мне так хорошо». Этими словами ребенок выражал ощущение приятного расслабления, когда восстанавливается кровообращение в перерожденных тканях, а это указывало на успешность ликвидации органической деструкции.

Мы начали регулярно работать со смещениями основных звеньев скелета, согласуя эту работу с дальнейшим восстановлением мягких тканей, укреплением костных элементов. Когда мы заметили, что тела позвонков стали крепкими, увеличились в размере, то стали потихоньку выравнивать позвоночник. Через 20 сеансов ОДА девочки был восстановлен. Таня выросла на 10 см, размер кистей и стоп увеличился вдвое, щечки округлились и из бледно‑серых стали розовыми. Кстати сказать, ее лицо вначале восстановления напоминало лицо взрослой женщины, перенесшей большое горе: темные круги под глазами, лицо худое, «птичье», резкие заостренные черты, кожа плотно обтягивала череп. Мама рассказывала, что с раннего детства у ребенка был плохой аппетит и сон, была нарушена работа кишечника. Девочка была невеселой, нервной, у них в доме были постоянные ссоры, не смолкали крики. Все это осталось в прошлом.

Осенью Таня пошла в школу, сеансы СРТ мы временно прекратили, чтобы снизить нагрузку на ребенка и дать возможность СУ ОДА и СУ организма спокойно «осмыслить» теперь уже положительные изменения в анатомическом статусе ОДА и приспособиться к ним. Под новый год Таня пришла к нам крепкой, хорошенькой девочкой. За эти месяцы она подросла еще на 5 см, но еще год мама периодически приводила ее для контрольных сеансов. Мы наблюдаем Таню и по сегодняшний день. Это уже взрослая и, что удивительно, высокая девушка. Она выше и отца, и матери. Ее рост 180 см, она стройна, и позвоночник у нее в полном порядке.

Комментарии. Причиной замедления физичес­кого развития Тани стал системный деструктивный процесс, быстро генерализовавшийся в ее ОДА вследствие неправильно проводимых и чрезмерных для ее возраста спортивных тренировок. В данной монографии не раз объясняется, как образуется твердый «панцирь» из «спрессованных» в единую депозитарную гиперструктуру мягких тканей ОДА. Любой человек в любом возрасте, длительно и систематически перенапрягающий свои мышцы хоть в динамическом (в движении), хоть в статичес­ком (рабочая поза) режиме, всегда получает фиксацию постоянно существующего гипертонуса мускулатуры путем ее органического перерождения. В дальнейшем, согласно универсальному механизму системной деструкции, может произойти (особенно при сопутствующем нарушении обмена веществ в организме) смыкание все более отвердевающих зон мускулатуры в единый конгломерат – «панцирь».

«Панцирь» – это генерализованная форма фиксации мышц всего ОДА посредством их органического перерождения. Из-за «непробиваемой» «резиновой» или «каменной» плотности этого неанатомического образования нарушается нервная и сосудистая проводимость, микроциркуляция и метаболизм как в самих тканях «панциря», так и в тканях других элементов ОДА и организма (и внутри, и снаружи этого конгломерата). В итоге, происходят дегенеративно-дистрофические изменения в суставах тела, в позвоночных структурах (межпозвонковых дисках и суставах, связках, телах позвонков), могут произойти патологические расстройства во всех внутренних органах и всех других системах организма (нервной, сердечно‑сосудистой, иммунной, эндокринной, пищеварительной, мочеполовой и др.), негативные изменения при этом претерпевают также кожа, волосы, ногти и даже зубы.

Если процесс системной деструкции войдет в подобную фазу в уже сформировавшемся полностью организме взрослого человека, то следует ожидать скорое проявление вертеброгенной патологии, вплоть до межпозвонковых грыж (внутри «панциря») и нездоровье внешних покровов тела (снаружи «панциря»). Таком человеку угрожают многочисленные хронические болезни других органов и систем, которые обязательно возникнут из-за нарушения управляемости организма, что будет проявляться в снижении возможности (иногда до полного блокирования) передачи сигналов управления (нервных импульсов) и поступления питательных веществ (и лекарств при медикаментозном лечении) через механические преграды. Поскольку современная медицина не знакома ни с явлением системной деструкции, ни с ее механизмом, ни с ее инвалидизирующей степенью – состоянием «панциря» в ОДА, то такие заболевания, скорее всего, никогда не будут вылечены.

Но настоящее горе несет «панцирь» еще растущему организму. И тем больше, чем меньше возраст ребенка, у которого еще только формируются отдельные части «панциря» (отдельные депозитарные гиперструктуры), не говоря уже об окончательном смыкании этих частей в единой целое – общую для всего объема тела интегральную депозитарную гиперструктуру, которая способна замедлить физический рост и нормальное развитие ребенка. В зависимости от степени плотности «панциря» и от возможной ее неравномерности по всему объему тела происходят нарушения правильного анатомического статуса ОДА и всего организма в различных вариантах.

При очень плотном, «каменном панцире» в процессе роста происходят всевозможные грубые деформации ОДА: патологические кифозы, лордозы, сколиозы высоких степеней, вплоть до реберных горбов. Дети, имеющие твердый «панцирь», могут иметь нарушения в умственном и моральном статусах. Они часто гиперактивны, беспокойны, нетерпеливы, невнимательны, плохо учатся, склонны к необдуманным поступкам. У таких детей очень часто наблюдаются нарушения в работе сердца, отклонения от нормального артериального давления, они могут падать в обмороки, страдать носовыми кровотечениями. Именно из таких детей вырастают больные люди, у которых «все анализы в норме», а они не могут полноценно жить и работать.

При менее плотном «панцире» пропорции тела могут и не нарушиться, но человек, в целом, может остаться небольшого роста. Иногда замедляется рост человека в ширину, но очень сильно ускоряется в длину. Это очень высокие девушки и юноши дистрофичного вида, с тонкими костями, бледные, слабые, с целым «букетом» сопутствующих заболеваний, с неустойчивой нервной системой, часто с отклонениями в поведении. Неполное смыкание «панциря» приводит к различным отклонениям в конфигурации тела, просто к некрасивой, плохой фигуре, и таких людей очень много. Это те варианты, когда отдельные депозитарные гиперструктуры охватывают достаточно большие участки тела «рыцарскими латами», но они чередуются с относительно здоровыми участками ОДА.

Родителям таких детей следует знать, что «панцирь» устраняется только методами системной реконструктивной терапии, ее же методами он и предотвращается. Профилактика же, которую в состоянии и должны проводить родители и воспитатели, заключается в недопущении детей к тяжелому и продолжительному физическому труду, непосильным занятиям спортом, в обеспечении детей правильным, сбалансированным питанием, полноценным отдыхом, оздоровлением их с помощью водных и воздушных процедур, то есть заключается во всем том, что называется здоровым образом жизни.

Под нашим наблюдением (по 10–20 лет) было около сотни детей с таким состоянием «панциря», как у Тани. Все они после проведения СРТ стали развиваться нормально, выросли средневысокими и не имели отклонений ни в здоровье, ни в поведении.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров