Запишитесь на прием в г. Веспрем (Венгрия) по телефону +36 (30) 2147981схема проезда
За 35+ лет практики в наших центрах уже получили помощь более 40 000 пациентовсо всего мира
Наши разработки защищены патентами и торговыми марками
СРТ разработана нами на основе наук о системах и не имеет аналогов в мировой практике
Процесс реабилитации тщательно документируется
Мы используем профессиональное оборудование и одноразовые покрытия
Для Вас созданы максимально комфортные условия
Мы используем только экологически чистые материалы высшего качества
VIP-персоны доверяют нам свое здоровье, и мы уважаем их конфиденциальность

Поделитесь этой информацией с Вашими друзьями! Это важно для их здоровья!

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn Share on Google+
 

Я думала, что так горбатой и умру.

Бланка Ч., 78 лет, г. Дьер (Венгрия), 2002.

Подробнее…

7. Мышечно-скелетные боли, онемение рук и ног, предобморочное состояние, учащенное сердцебиение, головные боли у профессионального водителя

info

Вы просматриваете один из множества практических примеров применения Системной Реконструктивной Терапии. Полный перечень примеров Вы найдете на этой странице.

Подробнее о Системной Реконструктивной Терапии читайте здесь
или выберите интересующий Вас раздел в меню справа >>>

Имя, год рождения. М.Г., 1960 г.р.

Род занятий. Водитель‑дальнорейсовик.

Место проживания. Украина, г. Киев.

Период наблюдения. 2001–2004 гг.

Жалобы. Боли в мышцах спины, поясницы, головные боли, чувство тяжести и онемения в руках и ногах, быстрая утомляемость, снижение остроты зрения. Невозможность работать по специальности, из‑за того что примерно каждые 2 часа нахождения за рулем появляется скованность всего тела, повышается пульс до 120 ударов в минуту, что заставляет выходить из машины и принимать горизонтальное положение. Если обстоятельства не позволяют лечь и расслабиться, начинается сильная головная боль, темнеет в глазах, появляется страх потери сознания и последующей аварии. Такое состояние длится 5 лет.

Лечение в медицинских учреждениях. Неоднократно обследовался, признан практически здоровым, все анализы в норме, рентгенограммы позвоночника без особенностей, на КТ всего позвоночника никаких серьезных патологических отклонений не обнаружено, допплерография существенных отклонений мозгового кровообращения не выявила, ЭКГ в норме. Принимал успокаивающие и обезболивающие средства. Во время отпуска принимал антидепрессанты, которые по профессиональным причинам в другое время пить не может. Предложено обследование в психиатрической клинике, от которого М.Г. отказался.

Первичная СРТ‑диагностика. Мышцы всего тела, особенно правой стороны шеи и правой руки, крайне уплотнены, с трудом проминаются рукой даже при полном расслаблении в положении лежа; усилены шейный лордоз и грудной кифоз; грудные позвонки не прощупываются; правая лопатка на 2 см ниже левой; движения в плечевых суставах причиняют боль; грудная клетка деформирована; затруднены движения позвоночника, особенно наклоны в сагиттальной плоскости (вперед и назад); усилен поясничный лордоз, поясничные позвонки не прощупываются; мышцы ягодиц и бедер «каменной» плотности; тазобедренные и коленные суставы смещены; сухожилия ног крайне напряжены.

Водители дальних рейсов много часов проводят за рулем в напряженном статическом рабочем положении. Постоянно повышенный тонус мышц со временем фиксируется органическим перерождением. Из‑за асимметрии функций правой и левой руки в процессе вождения, плечи испытывают различные нагрузки, что вызывает смещение грудной клетки и плечевого пояса с последующей компенсацией и возникновением смещений во всем ОДА. Кроме того, необходимость обзора всего пространства вокруг автомобиля вынуждает водителя часто поворачивать голову, что в условиях фиксации мышц приводит к смещениям шейных позвонков, нарушая тем самым мозговое кровообращение.

Именно это состояние и наблюдалось у М.Г. Мышцы его претерпели сильное перерождение, образовались депозитарные структуры, в которых нарушилось кровообращение, и развился процесс образования депозитарных гиперструктур. В данном конкретном случае первая депозитарная гиперструктура – общий плотный «спрессованный» каркас из перерожденных тканей, повторяющий форму тела – включала в себя правую сторону шеи, всю правую руку, правое плечо, лопатку и оканчивалась в районе поясницы. С левой стороны была такая же вторая депозитарная гиперструктура, но ткани ее были мягче, по сравнению с правой половиной тела, где они были «каменной» плотности и абсолютно не проминались. Все эти неанатомические образования затрудняли движения рук и позвоночника, создавали чувство дискомфорта, а при длительной физической нагрузке (при дополнительном напряжении) вызывали тупую ноющую боль в спине. Вся нижняя от пояса половина тела была «закована» в третью депозитарную гиперструктуру, охватывающую таз и обе ноги. Здесь наблюдалось явное смещение тазобедренных и коленных суставов, вследствие того что отвердевшие, потерявшие эластичность мышцы передавали неанатомические усилия на кости скелета, смещая их с анатомически правильных мест.

Реабилитация и комментарии. Несмотря на тяжесть симптомов, ОДА в таком состоянии легко поддается реабилитации с помощью СРТ. Сеансы проводились один раз в неделю. Усиление микроциркуляции в зоне депозитарных гиперструктур с помощью АРТ‑прессинга за два сеанса привело к их разъединению на отдельные, более мелкие блоки, депозитарные структуры, что сразу же уменьшило неанатомическую нагрузку на скелет. Позвоночник «расковался» настолько, что М.Г. посчитал себя уже здоровым и отправился в очередной рейс. На третий сеанс он пришел через месяц и рассказал, что за это время он дважды был в командировках. Но если в первый раз все прошло гладко, и приступов не было, то во второй раз у него была сильная головная боль (после 5‑и часов пребывания за рулем), правда, учащенное сердцебиение его больше не беспокоило. Мы ему объяснили, что стойкий, окончательный эффект будет получен только тогда, когда его организм восстановит эластичность всех мышц тела, а для этого нужно время и работа с мышцами во всех трех депозитарных гиперструктурах. Кроме того, нужно восстановить анатомически правильное положение таза, тазобедренных и коленных суставов, иначе очень скоро заболят и ноги. На что он заметил, что, если ему вдруг приходится пройти большое расстояние пешком, ноги действительно нестерпимо болят.

Мы рассказали М.Г. о нашей универсальной технологии коррекции анатомического статуса ОДА – системной реконструктивной терапии, при помощи которой реально можно устранить все его нарушения и, кроме того, осуществить профилактику других возможных отклонений в ОДА, чтобы он забыл о своих бедах надолго. Ввиду того, что у М.Г. было хорошее общее состояние здоровья, нормально функционировали сердечно‑сосу­дистая система, печень и почки, то в течение последующих пяти сеансов все ткани ОДА были успешно реконструированы. По ходу дела были обнаружены и устранены органические изменения в мышцах всего тела водителя. Таким образом, были ликвидированы зачатки многих заболеваний, которые ожидали бы М.Г. в будущем. Однако в связи с тем, что водитель не мог поменять работу, ему было рекомендовано один раз в 3 месяца проводить профилактический сеанс СРТ, что он неукоснительно выполнял.

Случай интересен тем, что водитель находился на грани, отделяющей видимую (для медицинской аппаратуры) вертеброгенную патологию от невидимой. Все 3 депозитарные гиперструктуры не достигли еще той степени твердости, жесткости, когда тело целиком стискивается «рыцарскими доспехами» из собственных органически перерожденных тканей, при которой возникает общее стойкое нарушение кровообращения во всем теле при любом его положении, возникают патологические неанатомические нагрузки на позвоночник, которые неминуемо приводят к пространственным смещениям его элементов, дегенеративно‑дистрофичес­ким изменениям в них, а также нарушают механику всего ОДА. Такое нарушение общего кровообращения особенно напоминало бы о себе сосудистой недостаточностью в привычной напряженной статической рабочей позе, а опасные смещения проявились бы тогда, когда человек сделал бы в процессе повседневной жизнедеятельности какое‑либо необычное движение: поскользнулся на льду, резко наклонился, поднял тяжесть, потянулся вверх, например, за книгой. Все эти «прелести» прострела, люмбаго, остеохондроза и межпозвонковой грыжи (прежде всего, в шейном отделе) ждали водителя впереди. Но мы его «перехватили» на подходе к этой грани. Если бы все это произошло, то медицинские приборы «увидели» бы изменения в дисках, да и просто осмотр дал бы свои результаты и вертеброневрологический диагноз был бы поставлен без труда, и не нужно было бы врачам подводить психогенную подоплеку для назначения антидепрессантов, расстраивающих работу мозга и пагубных для здоровых людей (подчеркиваем, именно здоровых; естественно, для больных с истинной депрессией антидепрессанты являются незаменимым лекарством).

На той стадии болезни, когда М.Г. обратился к нам, сложилась очень нетривиальная ситуация. Во всех положениях тела, кроме рабочего, кровообращение и подвижность были еще достаточны, чтобы явно не проявлять себя (но все уже было готово для этого), поэтому медицинское обследование и не зафиксировало никаких отклонений. В рабочем же положении, вследствие долгого пребывания в напряженной статической позе появлялся дополнительный отек в районе шеи, плеч и спины, который по прошествии двух часов довершал объединение двух верхних депозитарных гиперструктур в одно целое, что приводило к компрессии сосудов. Это и есть пример быстрого изменения динамического рисунка деструкции ОДА, о чем мы говорили в теоретической части монографии.

«Капкан захлопывался» как раз на шее водителя. При частом повороте головы, когда он был вынужден следить за дорогой, за текущей обстановкой, из-за мощного отека происходило небольшое смещение шейных позвонков, «качание» их из нормального положения в патологически смещенное и обратно. Это раздражало кровеносные сосуды, что характерно именно для шейного отдела из‑за его специфического строения. Циклическое колебание кровотока в свою очередь раздражало мозг, возникали приступообразные головные боли, учащалось сердцебиение, резко усиливалось потоотделение, появлялся естественный страх, обусловленный профессией и ответственностью водителя. Если бы в этот момент М.Г. был подключен к медицинским приборам, вопроса с диагнозом не возникло бы.

После принятия горизонтального положения, расслабления, отдыха кровообращение восстанавливалось, отек частично рассасывался, депозитарные гиперструктуры разъединялись и «камуфлировались» под обычные уставшие мышцы. Следует добавить, что М.Г. не раз осматривали высококвалифицированные специалисты, доктора медицинских наук (случай был непонятный, и врачи передавали его «из рук в руки» все большим авторитетам), тем не менее, такой серьезной патологии удавалось полностью от них ускользать. Проводя тактильную диагностику тела М.Г., они не раз хвалили водителя за хорошую физическую форму, принимая твердость органически перерожденных мышц за показатель их крепости, силы и здоровья. Часто подобная фраза звучит даже при осмотре больных сколиозом, где за «хорошую форму» принимают полностью «окаменевшие» мышцы больных детей. Но наши руки, лишь только прикоснулись к телу М.Г., сразу же не оставили депозитарным гиперструктурам ни одного шанса и дальше продолжать мучить человека. Посредством нашей технологии СРТ мы устранили все нарушения и сняли с водителя подозрение в симуляции и психическом расстройстве.

 

Еще практические примеры


Полный перечень практических примеров